XII. ПРИМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ОКРЕСТНОСТИ МОНАСТЫРЯ — 319

XII

ПРИМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ОКРЕСТНОСТИ МОНАСТЫРЯ

Радонеж (Городок). Хотьков монастырь. Крестовская часовня, или место «У креста». Вифанский монастырь с семинарией. Гефсиманский скит с пустыней Параклита. Корбуха.

РАДОНЕЖ  (ГОРОДОК)

Маленький город, или городок, Радонеж, в настоящее время – село Городок, составлял вторую родину преподобного Сергия после Ростова. От переселения из Ростова и до пострижения в монашество преподобный прожил в нем со своими родителями около семи лет. Бывший городок, а нынешнее село находится в четырнадцати верстах от лавры по направлению к Москве, в двух верстах вправо от Московского шоссе и от находящегося на шоссе села Воздвиженского, на берегу реки (речки) Пажи, текущей из-под Хотькова монастыря, от которого село в пяти верстах.

Радонеж как село и с названием Радонежское упоминается в первый раз в духовной грамоте великого князя Ивана Даниловича Калиты, писанной в 1328 году: великий князь в своей грамоте отдает село Радонежское в удел своей княгине с меньшими детьми, под которыми разумеются две дочери. После смерти великой княгини, в 1331 году, и по новому разделу Радонеж достался в удел младшему сыну Ивана Даниловича, Андрею Серпуховскому, причем он был сделан городом с подчинением ему известной волости (известного уезда) и причем в нем посажен был княжеский наместник. После смерти князя Андрея Ивановича, в 1353 году, Радонеж достался его сыну Владимиру Андреевичу, двоюродному брату Дмитрия Ивановича Донского и его знаменитому соучастнику в Куликовской битве. После смерти князя Владимира Андреевича, в 1410 году, Радонеж достался в удел, и уже не как придаток к другим городам, а как главный, а вместе и единственный город, его младшему сыну Андрею Меньшому, который, по сейчас сказанному, был именно князем Радонежским и который имел в Радонеже, как в единственном своем городе, и свою столицу. После смерти Андрея Владимировича бездетным, в 1426 году (погребен в Троицком соборе лавры), Радонеж достался его племяннику, Василию Ярославичу Боровскому. В 1456 году, когда великий князь Василий Васильевич отнял удел у Василья Ярославича, Радонеж вместе со всем уделом вошел в состав великого княжения.

Хотя Радонеж был городом и очень небольшим, только городком, но все-таки, когда из села он был превращен, или возведен, в город, в нем устроена была своя небольшая крепость (в старое время название города именно крепости и носили). Остаток крепостного вала (на котором стояла крепостная стена, подразумевается – деревянная) уцелел до настоящего времени: прилегая к довольно высокому берегу реки Пажи, вал, на немалую часть поросший березняком, как будто представляет собой неправильный четвероугольник, самая длинная сторона которого имеет до восьмидесяти сажен. Вероятно, с древнего времени, а во всяком случае не позднее как с первой половины XV столетия, и до неизвестного нам времени, но во всяком случае не менее как до первой четверти ХVII столетия, через Радонеж шла большая Московская дорога. В первое время существования Троицкого монастыря недвижимые его имения находились главным образом в Радонежской волости; между 1456–1462 годами великий князь Василий Васильевич освободил Троицких крестьян от суда своих Радонежских волостелей, предоставив их суду игумена монастыря или его прикащика и обязав их только давать волостелю два корма в год – на Рождество Христово и на Петров день. В 1491 году великий князь Иван Васильевич с целию, как предполагают, поддержания, или поднятия, своего городка перевел в него от Троицы ярмарку, которая происходила под монастырем 25 сентября, в день преставления преподобного Сергия. Как долго ярмарка оставалась в Радонеже – не имеем сведений, но в конце XVI века, в 1594 году, снова находим ее под монастырем, в селе Клементьеве. В начале ХVII столетия во время осады лавры Поляками Радонеж подвергся одной участи со всеми ближайшими к монастырю селениями, а именно был Поляками раззорен. В 1617 году царь Михаил Федорович отдал Радонеж во владение Троицкому монастырю, вместе с чем из города он превратился во владельческое село. Для построения новой церкви в Радонеже на место уничтоженной Поляками архимандрит Дионисий и келарь Аврамий Палицын, ссылаясь на то, что близко городка нет хоромного леса (?), выпросили у царя повалушу с его двора, находившегося в селе Воздвиженском. Новая церковь была построена в честь не Рождества Христова, как было при преподобном Сергии, а Преображения Господня. Нынешняя каменная церковь села построена прихожанами в 1840 году, в ней два престола: в холодном храме – в честь Преображения Господня и в теплом храме – во имя преподобного Сергия.

Нынешняя церковь находится не в валу бывшей крепости городка, а вне его и саженях во ста от него. Что же касается до храма Рождества Христова, близ которого поселился в Радонеже отец преподобного Сергия, то со всею вероятностию должно думать, что он находился в крепости, или в самом «городе». Следовательно, нынешняя церковь нисколько не может служить к приблизительному указанию места, на котором находился дом родителей преподобного Сергия1. Радонеж есть родина святителя Гурия, первого архиепископа Казанского († 5 декабря 1563 года), который был сыном здешнего мелкого помещика Григория Руготина.

ХОТЬКОВ  МОНАСТЫРЬ

Хотьков Покровский монастырь находится в десяти с четвертью верстах от лавры по направлению к Москве и по Московской железной дороге, которая идет мимо монастыря и которая имеет у него свою первую станцию от Троицы. Стоит на реке (речке) Паже, которая, начинаясь не особенно далеко от него, течет далее мимо Городка (Радонежа) и под селом Воздвиженским впадает в реку Ворю, составляющую приток реки Клязьмы.

О начале Хотькова монастыря нет сведений (а в Истории иерархии, – VI, 1105, относится его начало к 1308 году на основании каких-то просто соображений). Но он основан, или составился, не позднее первой четверти XIV века, ибо в 1335–1336 годах в нем постриглись родители преподобного Сергия. Весьма вероятно, что вначале это не был монастырь в собственном смысле, а была приходская церковь, у которой жили старцы и старицы, что в древнее и старое время было очень обычно. Как бы ни было, но в первой половине XIV века он был монастырем двойным – мужским и вместе женским, по каковой причине в нем одном и постриглись как отец, так и мать преподобного Сергия, и этим монастырем двойным, мужско-женским, он оставался не менее как до начала ХVI века. В продолжение долгого времени монастырь был очень бедным монастырем, так что к нему шло название не столько монастыря, сколько монастырька, каковым последним именем он и называется. В 1506 году великий князь Василий Иванович пожаловал монастырю свою ругу. Грамота, которою государь назначает свою ругу, есть следующая: «Се аз князь великий Василий Иванович пожаловал есми попа Лукьяна да дьякона Захарья, чтo служат в Радонежском уезде у Покрова Пречистыя Богородицы в монастыре на Хотькове, где лежат Сергия чудотворца родители, отец его Кирило да мать его Марья, или кто у той церкви у Покрова Пречистые в монастыре иной поп и дьякон будет, велел есми им давати ругу с году на год на зборе (т. е. с выдачей ее в сборное воскресенье): попу пятнадцать четей ржи, да пятнадцать четей овса, да пять пуд соли; а дьякону десять четей ржи, да десять четей овса, да три пуда соли; а проскурнице шесть четей ржи, да шесть четей овса, да пуд соли, да на проскуры две чети пшеницы, да пуд соли, да на свечи безмен воску; да на семнадцать старцов и стариц, чтo живут в том монастыре, по окову (по четыре чети) ржи, да по окову овса, да по пуду соли на человека. А емлют тот хлеб и воск и соль поп и дьякон и проскурница и старцы и старицы у моего дворецкаго Петра Васильевича. Дана грамота на Москве 7014 (1506) году марта в 11-й день». В 1545 году царь Иван Васильевич Грозный, исполняя просьбу Троицкого игумена с братией, предоставил монастырь в заведывание Троицкого монастыря следующею своею грамотою: «Се яз князь великий Иван Васильевич всея Русии пожаловал есми Троицкаго Сергиева монастыря игумена Никандра с братьею, или кто по нем иной игумен будет, что мне били челом, что в Радонежском уезде на Хотькове мой девичий монастырек Покров святей Богородицы, а в том монастыре лежат чудотворца Сергия родители, и нам бы их пожаловати, дати тот монастырек в дом живоначальныя Троицы и чудотворцу Сергию. И яз князь великий Иван Васильевич всея Русии пожаловал Троицкаго Сергиева монастыря игумена Никандра с братьею, дал им тот девичь монастырек живоначальней Троице и чудотворцу Сергию и с поповскою пашнею. А которая от нас та руга шла в тот монастырек хлебная и денежная и соль и та им руга имати потомуж с нашего дворца по книгам, как имали при отце нашем при великом князе Василье Ивановиче, а нынеча при нас. Писана у Троицы в Сергиеве монастыре лета 7052 (1544) августа в 1-й день».

Став в промежутке годов 1506–1544 монастырем исключительно женским, Хотьков монастырь и остался таковым уже на все последующее время. Власти Троицкого монастыря желали получить его в свое заведывание, как нужно думать, имея в виду его благоустроение. Но, сколько знаем, на самом деле они заботились об его благоустроении весьма немного. В описи Троицкого монастыря 1641 года читается описание Хотькова монастыря вместе с описаниями всех других приписных к Троице монастырей. Из этого описания видим, что две церкви монастыря были снабжены принадлежностями до последней степени бедно и скудно: пелены под местными иконами были крашенинные, а в одной из церквей и индития на престоле также была крашенинная; ризы священнические были трои – тафтяные, полотняные и крашенинные, и при этом первые и вторые ветхи; стихарь подризный был только один, крашенинный и ветхий; стихарь диаконский также только один, полотняный и тоже ветхий. Для заведывания монастырем от Троицкого монастыря при нем постоянно жил иеромонах этого последнего. Монахини получали от Троицкого монастыря хлебное и денежное (весьма нещедрое) жалованье. В 1764 году монастырь был отписан от Троицкого монастыря и помещен в третьем классе самостоятельных монастырей со штатом семнадцать монахинь.

В конце ХVI века монахинь в монастыре было 35 и 36. В 1641 году их было 42. В 1764 году, когда монастырь, отписанный от Троицкого монастыря, сделан был самостоятельным, в нем было: монахинь 41, белиц вдов 34, девиц 40, а всех – 115. В конце ХVIII столетия число всех обитательниц монастыря возросло до 280, а с первой четверти ХIХ столетия оно стало доходить до 350, до 400. До 1840 года монастырь был особножитным, так что каждая монахиня имела собственное помещение (в келье, ею самою построенной, или купленной у наследников одной из прежних монахинь, или нанимавшейся у монастыря, в собственность которому оставлялись келлии иными монахинями при смерти, а равным образом в квартире, нанимавшейся у обладательниц того или другого рода келлий) и собственное содержание (так что каждая монахиня в своей собственной или нанятой келье жила своим собственным хозяйством, сfr. письмо митрополита Филарета к наместнику Антонию от 16 марта 1848 года). Приобретая себе содержание главным образом трудами рук своих, монахини должны были продавать свои рукоделия; а по этой причине в монастыре, как это и вообще в женских особножитных монастырях, должна была завестись монашеская торговля. Но к торговкам монахиням присоединялись и торговцы миряне, когда при монастыре собирались торги или ярмарки, и таким образом повелось (вошло в обычай), чтобы торги и ярмарки происходили не под монастырем, а в самом монастыре. Так это было до не особенно давнего времени. С 1840 года начало вводиться в монастыре общежитие, которое потом (к 1871 году) и совсем введено было в нем (в том смысле, что для всех монахинь – помещение монастырское и что все монахини имеют монастырский стол).

До 1644 года церкви в монастыре были деревянные. В этом последнем году стольник государев Василий Федорович Янов, как должно думать, отец Ивана Васильевича Янова, который был благотворителем Троицкого монастыря (выше, стр. 184), дал 1000 рублей на построение каменной церкви, которая и сооружена была в продолжение 1644–1648 годов. В 1811 году церковь, построенная на деньги Янова, была разобрана, а на ее месте поставлена новая церковь, оконченная в 1816 году. Эта церковь, остающаяся до настоящего времени и составляющая главную церковь, или собор, монастыря, имеет три престола: главный – в честь Покрова Божией Матери и придельные – во имя преподобного Сергия и святого Алексея митрополита. В трапезе церкви на правой стороне находятся гробы родителей преподобного Сергия, Кирилла и Марии. На верхней стороне гробницы (общей для обоих), осеняемой балдахином, почившие изображены во весь рост, и изображения их украшены серебряными ризами. На передней стороне гробницы вычеканены надписи: «Лета 6845 (1337) преставился раб Божий инок Кирилл, отец преподобнаго Сергия Радонежскаго чудотворца. – Лета 6845 преставися раба Божия инока Мария, мать преподобнаго Сергия Радонежскаго чудотворца». При гробах Кирилла и Марии поются для богомольцев паннихиды.

Другие церкви в монастыре, все каменные, в настоящее время суть: 1) находящаяся близ Покровского собора теплая церковь во имя Николая Чудотворца, с приделами во имя апостолов Петра и Павла и в воспоминание обновления храма Воскресения Христова во Иерусалиме (словущего Воскресения, празднование 13 сентября); первоначально построенная в 1768 году и увеличенная позднейшими пристройками (недавно сломана, и вместо нее в 1902–1905 гг. построена новая, по проекту архитектора Лыткова, освященная 1 октября 1905 г.); 2) находящаяся над южными воротами монастыря при богаделенном доме, во имя святителя Митрофана, построенная в 1833 году, и 3) находящаяся на северных воротах монастыря, в честь Рождества Иоанна Крестителя, построенная в неизвестном нам году и служащая к отправлению треб для прихожан монастыря, которых у него восемь деревень2.

КРЕСТОВСКАЯ  ЧАСОВНЯ,  ИЛИ  МЕСТО  «У КРЕСТА»

Крестовская часовня, о которой обыкновенно говорится: «у креста», «от креста», «ко кресту», находится в девяти с половиной верстах от Троицы по направлению к Москве, подле самого Московского шоссе, в полуверсте за деревней Рязанцы (на карте, помещенной на стр. 342, – Резанцово, ср. ниже карту ХVIII в.). Часовня поставлена на том месте, с которого святитель Стефан Пермский, проезжая в Москву, заочно приветствовал преподобного Сергия, и в воспоминание того, что преподобный Сергий, духовными очами видевший приветствие Стефаново, отвечал ему своим взаимным приветствием (см. выше, в жизнеописании, стр. 56). Должно думать, что сначала поставлен был один крест, что могло быть сделано потому, что в древнее время существовал у нас обычай ставить кресты на чем-либо замечательных, чем-либо замечательным ознаменованных местах, а потом над крестом для укрытия его от непогод и для побуждения проезжающих и проходящих по дороге к воздаянию ему бoльшего чествования была поставлена часовня. Нынешняя каменная часовня, сколько можно судить по ее архитектуре, – второй половины ХVIII столетия. Ныне находящийся в часовне крест (деревянный, больших размеров, из толстых круглых, составных или склеенных, некрашеных дерев, осмиконечный, причем нижняя поперечина не косая, а горизонтальная, на котором повешен меньший крест, из досок, с изображением на нем распятия) недавнего сооружения, ибо прежде находившийся в ней крест (не знаем, первый ли или который после первого) перенесен в Гефсиманский скит (в котором стоит теперь на кладбище, в устроенной для него часовне, или под устроенным для него балдахином). 14 сентября, в день Воздвижения животворящего креста, в прежнее время совершался крестный ход к часовне Креста из села Воздвиженского, которое находится в двух с половиной верстах от часовни, а в настоящее время, наоборот, совершается крестный ход из часовни в село Воздвиженское. (Священник села Воздвиженского с причтом приходит перед обедней в часовню и вместе с приехавшими от Троицы иеромонахом и монахами служит в ней молебен, после чего один и другие идут крестным ходом в Воздвиженское и поют обедню.)

Против часовни, через дорогу от нее, маленький пруд, или прудок, заброшенный колодезь и деревянная часовенка вроде будки. Прудок и колодезь, из которых о первом ходит легенда, будто он выкопан самим преподобным Сергием, конечно, выкопаны были с целию доставления воды живущему при часовне монаху и приходящим богомольцам (в настоящее время при самой часовне глубокий, выкопанный в 1780 году колодезь). А для чего будкообразная и жалкая на вид часовенка с двумя или тремя совсем слинялыми иконами – остается для нас непонятным.

До проведения железной дороги из Москвы к Троице у Креста была целая линия блинных, которые торговали так же бойко, как и блинные Троицкие (причем блинам придавалось то значение, что они были для богомольцев поминовенными блинами перед паннихидой или после паннихиды в Хотькове по родителях преподобного Сергия и каждого богомольца своих собственных). В настоящее время для немногих пешеходных богомольцев остаются две блинные.

ВИФАНСКИЙ  МОНАСТЫРЬ

Вифанский, оффициальным языком – Спасо-Вифанский, монастырь находится в трех с половиной верстах от лавры к юго-востоку, на берегу речки Кончуры (той самой, на которой стоит и лавра), при ее выходе из пруда, который по монастырю называется теперь Вифанским и которого прежнее название есть Ершовский или Вяльковский (первое из двух названий, по всей вероятности, от келаря Троицкого монастыря Вениамина Ершова, бывшего в продолжение 1730–1734 годов, который его устроил, а второе от деревни Вяльково, которая находилась при впадении в Кончуру речки Корбухи, приблизительно на теперешнем месте семинарии).

Монастырь устроил в продолжение 1783–1787 годов митрополит Платон «для успокоения своея старости и для погребения усопшей о Господе братии Сергиевы лавры» (как говорит описание Вифании, приложенное к Краткому описанию лавры). «Быв всегдашний уединения любитель, – пишет сам Платон о построении им монастыря в своей автобиографии, – разсудил он устроить это милое ему место с тем, чтобы, еще несколько продолжив правление епархии и приближаясь к старости, отказаться от оной и уединиться в ту пустыню и там окончать последние свои дни». С 1783 года, в котором было начато строение монастыря, Платон большую часть времени проживал в лавре и в новосозидавшейся пустыньке. С 1792 года, когда испрошено было им высочайшее дозволение жить в лавре сколько рассудит, а правление епархией поручить своему викарию, он сделался постоянным жителем лавры и своего нового монастыря, причем по зимам жил в первой, а по летам во втором. В Вифанском монастыре Платон и скончался 11 ноября 1812 года и в церкви его и погребен3.

Вифанский монастырь был построен как кладбищное отделение, или как кладбище, лавры. Но в 1797 году посетил монастырь ученик Платонов, император Павел Петрович, и возвел его на степень самостоятельного второклассного монастыря, причем предписал, чтобы его настоятелями всегда были наместники лавры (и причем сохранил за ним и его назначение быть кладбищем лавры).

Замечательна в Вифанском монастыре по своей затейливости построенная митрополитом Платоном церковь. Главный из двух престолов ее, в честь Преображения Господня, так сказать, натуральным образом воспроизводя событие Преображения, поставлен на горе. Это достигнуто таким образом, что в двухсветной церкви алтарное отделение сделано двухэтажным, с алтарями в нижнем и в верхнем этажах, что стена нижнего алтарного отделения, или нижнего алтаря, обращенная к церкви, отделана в виде горы (которая «убрана мохом, кустарником, цветками и даже зверками, гнездящимися в ея ущельях»), причем верхний алтарь оказывается стоящим на горе. Три сени, которые желал сотворить на Фаворе апостол Петр, изображены были алтарем, имеющим особую полукруглую форму, и крылосами, которые в виде небольших четырехстолпных беседок стояли по восточным концам хоров, идущих в уровень с алтарем вокруг всей церкви и которых в настоящее время уже нет (один из них можно видеть на гравюре Платоновой Вифанской церкви, приложенной к первой части Картин России Свиньина и помещенной здесь выше, на странице 326. <См. снимок> До затейливой горы Платон додумался не вдруг, ибо первоначально, как видно из слов о Вифании в описи лавры 1785 года, в верхнем алтаре был престол не Преображения, а Входа во Иерусалим). В нижнем этаже алтаря пещерообразно, или в виде вертепа, устроен храм в честь Лазарева воскресения. <См. снимок> В проходе из церкви в алтарь с северной стороны устроена как бы своя небольшая пещера, в которой погребен митрополит Платон и в которой над местом его погребения стоит гробница (надгробница). Над гробницей – изображение Платона, лежащего во гробе; над изображением под стеклом – его митра и дикирий с трикирием, а по сторонам: направо – его полное облачение, налево – белый клобук, мантия и посох. Гробница освещается неугасимою лампадою. У северо-восточной стены пристроя к церкви, который окружает ее с трех сторон, по левую сторону от горы верхнего алтаря, или от нижнего храма, против гробницы митрополита Платона, стоит гроб преподобного Сергия, который до 1786 года стоял в Успенском соборе лавры (см. выше, стр. 208), а в этом году перенесен Платоном из лавры в Вифанию. Гроб заключен в металлический футляр, а для его лобызания у футляра есть отворяющаяся дверца. Сейчас помянутый нами пристрой к церкви, окружающий ее с трех сторон, сделан в 1830 году, причем, как дает знать митрополит Филарет, церковь, бывшая, вероятно, замечательною не одной своей горой, была перестроена так, что платоновский подлинник ее был весьма испорчен (в одном письме к наместнику Афанасию Филарет пишет: «не могу я забыть, как жестоко испортили Вифанскую церковь»4).

Налево по выходе из Платоновой церкви, или на юг от нее, стоят Платоновы же архиерейские покои, в которых остается целою его домовая оригинальной формы церковь (значительно, впрочем, переделанная возобновителем покоев наместником Антонием, который, вовсе не принадлежав к числу почитателей древности и редкости, и совсем было ее уничтожил и потом восстановил только уже по приказанию императора Александра Николаевича) и в которых сохраняется некоторое количество принадлежавших ему раритетных и нераритетных вещей (что касается до самого устройства покоев, то до сих пор остается целым в одной комнате их зеркальный потолок из небольших квадратных зеркал, вставленных в деревянную решетку, или деревянный переплет)5.

Перед покоями стоит небольшая пирамида, окруженная решеткой. Она поставлена митрополитом Платоном в увековечение памяти о посещении монастыря императором Павлом в 1797 году. На ней надпись:

«1797 года апреля 24.

Почто, Вифания, сей год и день прославляеши? – Яко державный Великий Государь Император Павел I и с Государынею Императрицею и со всею Августейшею фамилиею благоволили посетити мя и вкусити зде трапезу.

Почто ты, пустыня, тако ликоствуеши? – Яко тогожде года, мая 1 дня, он Великий Государь во второкласный монастырь преобрази мя и еще при мне устроил быти училищу просвещения».

Находящаяся впереди покоев большая двухэтажная церковь построена в 1866 году (в ней пять престолов: внизу середний – в честь Тихвинской иконы Божией Матери, боковые – во имя Платона, и Романа, и архангела Михаила; вверху главный – в честь Сошествия Святаго Духа и придельный – во имя Николая Чудотворца).

В воротах монастырских, под колокольней, изображены были Платоном евангельские события, имевшие место в Палестинской Вифании, и начертано было четверостишие:

«Въ Вифанiю Хрiстосъ пришелъ И водворился тутъ:

О еслибъ Он и здесь покой нашелъ! Не тщетны бъ были коштъ и трудъ».

Вифанская духовная семинария, находящаяся по сю сторону монастыря, с приезда к нему, на правой стороне от дороги, учреждена вследствие указа императора Павла Петровича, данного одновременно с тем, как монастырь возведен был во второй класс, то есть 1 мая 1797 года. Быв начата строением в том же 1797 году, она была торжественно открыта 6 августа 1800 года. Платоновский семинарский корпус, имеющий форму буквы покоя, то есть начальной буквы имени митрополита, с четырьмя башнями на двух углах и на двух концах, стоящий на берегу пруда, находится внутри нынешнего семинарского двора6. А большой корпус, выходящий на дорогу, построен в продолжение 1826–1830 годов и увеличен боковым пристроем в 1884 году.

ГЕФСИМАНСКИЙ  СКИТ  С  ПУСТЫНЕЙ  ПАРАКЛИТА

Гефсиманский скит, обыкновенно называемый просто Скитом, без прибавления Гефсиманский7, находится в двух с половиной верстах от лавры к востоку, в местности, которая называется Корбухой, и за прудом, который от местности называется Корбушным.

По мысли наместника лавры архимандрита Антония и с одобрения митрополита Филарета скит начал быть устрояем в качестве общежитного отделения лавры в 1843 году8, а устрояется в том смысле, что расстраивается и перестраивается, можно сказать, и до настоящего времени (и, благодаря усердию и щедрости московских монастырелюбцев и монастырелюбиц, в настоящее время уже вовсе не представляетиз себя той малой обители под сению обители великой, о которой думал митрополит Филарет).

Скит состоит из трех отделений: 1) собственно скита, 2) пещер и 3) Боголюбивой киновии.

В самом скиту, который составляет переднее, или первое, с приезда от лавры отделение тройного монастыря и в который женщины пускаются только один раз в году, находятся три церкви:

1. Деревянная, перенесенная из села Подсосенья <См. снимок> (находящегося в семи верстах от лавры (см. ниже, стрр. 351–352) и на карте на стр. 342 <См. снимок>, в котором была построена в 1671 году)9 двухэтажная, с престолом в честь Успения Божией Матери (собственно, в воспоминание вознесения Божией Матери на небо) в верхнем этаже и с престолом в память Гефсиманского моления Спасителя в нижнем этаже. <См. снимок> Иконостас в верхнем храме кипарисный <См. снимок>, а стены его обложены дщицами из кедра, певга (peuke, – «сосны») и кипариса. Есть в храме древние иконы и изображения и большое собрание частиц мощей. Иконостас в нижнем храме из дубового дерева с резьбою из черного дерева, а царские двери устроены в виде креста (верхний храм освящен митрополитом Филаретом 28 сентября 1844 года, а нижний храм освящен им же 8 июля 1846 года).

2. Трапезная церковь, двухэтажная, с престолом во имя преподобных Сергия и Никона Радонежских в верхнем этаже (освященным 27 сентября 1853 года) и с престолом Филарета Милостивого в нижнем этаже (освященным 27 сентября 1860 года). В церкви находятся: 1) ковчег с частицей ризы Господней и с мощами святых; 2) крест с частию древа животворящего креста Господня; 3) схима, в которой погребен был преподобный Сергий; 4) схима святителя Воронежского Митрофана и 5) схима патриарха Никона (подобие схимы? См. письмо митр. Филарета к наместнику Антонию № 898). <См. снимок> В церкви совершается непрерывное чтение псалтири о здравии живущих и за упокой умерших.

3. Кладбищенская церковь в честь Воскресения Христова, освященная 27 сентября 1853 года (т. е. в один день с верхнею трапезною церковию).

Близ кладбищенской церкви стоит в часовне, или под балдахином, большой деревянный крест, перенесенный в скит из Крестовской часовни, о чем мы упоминали выше (стр. 325).

Колокольня над входными воротами в скит построена в 1871 году.

Пещеры находятся на север от скита, за оврагом от него и за заливом пруда. Ископаны они при самом основании скита или вскоре после его основания, как можно думать, с тою целию, чтобы дать жителям Москвы возможность составлять себе некоторое понятие о знаменитых Киевских пещерах (и хотя они никем никогда не были обитаемы, а именно представляют собою только как бы модель настоящих, обитаемых подвижниками пещер, они главным образом создали славу скиту, так сказать, рекламировали его и начали привлекать в него богомольцев). Двухэтажная церковь здесь устроена таким образом, что нижний этаж ее – в земле, в пещерах, а верхний – над пещерами. Нынешняя пещерно-надпещерная церковь, только что построенная и представляющая по своей архитектуре Московскую церковь ХVII века, есть очень хорошая церковь. Три престола верхней церкви посвящены: середний – Черниговской иконе Божией Матери, боковые – Борису и Глебу и пророку Илии. Два престола нижней церкви посвящены: главный – архангелу Михаилу, придельный – царю Константину и матери его Елене. В нижней церкви находится чудотворная икона Божией Матери – Черниговская-Ильинская. Икона пожертвована в скит одной женщиной в 1852 году; первое чудо совершилось от нее 1 сентября 1869 года.

Колокольня при пещерах построена на иждивение купца Цурикова в 1874 году.

Боголюбивая киновия находится на запад от пещер, на берегу пруда. Она устроена для погребения лаврской братии. В ней двухэтажная церковь, построенная на иждивение купчихи Логиновой, с престолом во имя святых жен Матроны и Капитолины в нижнем этаже (освященным 27 сентября 1859 года) и с престолом в честь Боголюбской (иконы) Божией Матери в верхнем этаже (освященным 18 июля 1861 года). В нижней церкви погребен схимонах Филипп (в манатейном монашестве называвшийся Филаретом, в миру также Филиппом, а обыкновенно – Филипушком и Филипушкой), устроивший киновию и весьма много содействовавший устроению всего скита10.

Главный праздник в скиту – 17 августа, в которое воспоминается вознесение Божией Матери на небо, так как сему воспоминанию посвящен верхний престол в деревянной церкви скита. Накануне праздника после обеда и в самый праздник пускаются в скит женщины (т. е. именно в переднее отделение его, или скит в теснейшем смысле, а в два других отделения – пещеры и Боголюбивую киновию – доступ для женщин свободен всегда, или не закрыт никогда).

Пустыня Параклита, назначенная для любителей совершенного безмолвия из скитской братии и находящаяся в пяти верстах от скита к востоку, устроена в 1861 году. Церковь в пустыне, построенная на иждивение московского купца Королева, двухэтажная, с престолом в честь Сошествия Святаго Духа в верхнем этаже и с престолом в память обретения главы Иоанна Предтечи в нижнем этаже.

В Вифанию ездят между прудами; в скит ездят через плотину, разделяющую два пруда. Местность по обе стороны середнего пруда, который на левой руке от дороги в Вифанию и на правой руке от дороги в скит и который в недавнее время отделен от верхнего, или скитского, пруда (когда строен был скит и когда нужно было сделать через пруд мост в него, причем мост сделан на плотине, проведенной через пруд и разделившей его на две части, или отделившей от него нижнюю часть в особый пруд), называется Корбухой (от речки Корбушки, которая течет под водой прудов мимо скита и у Вифании впадает в Кончуру) и представляет собою местность историческую. Вот что читаем о ней в Кратком описании лавры: «на восток по Александровской дороге от лавры близ двух верст с половиною, есть загородный дом с садом и березовою немалою рощею; при них два больших пруда. Все сие место, которое называется Корбуха, с южной и западной сторон до верхняго пруда (разумеется та часть верхняго пруда, которая составляет теперь особый середний пруд), и с восточной обнесено каменною оградою, слишком на 650 саженях по нынешней 1808-й год, вышиною в 3 аршина с половиною, тщанием преосвященнаго митрополита Платона. Место сие прежде было незнатно: ибо на нем были, на ближней к лавре стороне, деревянной двор с чердаком и скотской двор; но с 1742-го года со времени настоятельства архимандрита Кирилла, ближняя к лавре сторона начата приводима быть в порядок; на ней построен дом большой деревянной со службами, а по обе стороны того дома разведены регулярные сады и цветники и в пристойных местах сделаны беседки и все место обнесено полисадником; но бывший в лавре настоятелем архимандрит Гедеон в 1759-м году приказал сделать за прудом на дальней стороне Корбухи (понеже то место гораздо возвышеннее) деревянной дом на каменном фундаменте на 20 саженях, которой и построен был в 1760-м году, а со всею внутреннею уборкою к окончанию приведен так, как он ныне есть, в 1762-м году уже при архимандрите Лаврентии. А преосвященный митрополит Платон оное место украсил долгими просеками в рощах, поставив на концах оных беседки и пирамиды. Сие место во время высочайших в лавре присутствий блаженныя и вечной памяти достойныя государыни императрицы Елизаветы Петровны и государыни императрицы Екатерины Алексеевны всегда посещаемо было их императорскими величествами». Митрополит Филарет в одном из своих слов, говоренных в скиту, обращаясь к воспоминанию о прошлом той местности, на которой поставлен скит, рассказывает: «Здесь был дом изящнаго зодчества, который устроением своим показывал, что он назначен был не для постояннаго жительства, а только для летних увеселительных посещений; здесь был сад, в котором растительная природа слишком много страдала от искусства, ухищрявшагося дать ей образы ей несвойственные... урочище сие было украшено для царских посещений». В начале ХIХ, должно быть, столетия, как сообщает тот же митрополит Филарет, Корбушный дом, находившийся по ту сторону пруда, отдан был под дачу наставникам и ученикам лаврской семинарии, ибо говорит: «Здешний царский дом и сад делаются (потом) местом скромнаго отдохновения наставников и учеников духовнаго училища, которое лавра основала в своих стенах, на своем иждивении, в дни своего изобилия». Когда не стало дома на этой стороне пруда – не имеем сведений, а дом, который находился на той стороне пруда, употреблен на какие-то другие постройки в 1822 году, причем митрополит Филарет в своем письме к наместнику Афанасию от 22 августа 1822 года дает знать, что тогда на Корбухе был один только кирпич от фундаментов зданий и от стены развалившейся (знаменитая архимандричья и, вероятно, вообще властиная летняя, как это говорит митрополит Платон в своей автобиографии, Корбушская баня оставалась целою до зимы 1821 года, ибо от 17 ноября сего года Филарет пишет Афанасию: «Корбушскую баню сломать надобно»). Некоторый остаток каменной стены, которою обнесена была Корбуха по ту сторону нынешнего середнего пруда, уцелел до настоящего времени – это у Александровской, или Вифанской, дороги при выезде на нее из скита. [«Прешпект загородному двору Коробаха» из альбома 1745 г. см. в конце книги на фототипической таблице № XIV.]

ПРИБАВЛЕНИЕ

Московские и Петербургское подворья лавры и бывший приписной к ней Московский Богоявленский монастырь. Селения кругом лавры, до 1764 года находившиеся в ее вотчинном владении, или принадлежавшие к ее вотчинам

До отобрания вотчин у монастырей лавра имела огромное количество подворий и дворовых мест, превосходившее цифру сто семьдесят, которые находились в сорока пяти городах Российской империи и из которых целые шестнадцать были в Москве (грамота императрицы Елизаветы Петровны 1752 года). В настоящее время лавра имеет два подворья в Москве и одно подворье в Петербурге.

Московские подворья суть Сухаревское, что на Самотеке, в Троицком переулке, и Ильинское, так называемое Стряпческое, на Ильинской улице.

О Сухаревском подворье в 1-м, 1782 года издании Краткого описания читается: «в Москве в третьей дистанции за Сухаревою башнею есть дом каменной, принадлежащий лавре с разным дворовым строением и огородным местом. Владение сего места, которое дано было еще от великих князей, простиралось до самаго нынешняго Землянаго города, и по другую сторону реки Неглинны на 174 саженях. На сем месте поселены были Троицкаго монастыря разные люди, от которых и называлась Троицкая Неглиненская слободка; но после Московскаго от Поляков разорения разными обывателями она застроена и Троицкая Неглиненская слобода взята по государеву указу на государя, и остались за лаврою семь десятин и 25 квадратных сажен. На оном месте в разныя времена были деревянныя строения, которыя когда нужда требовала, были возобновляемы, а прочая часть земли была разными овощами засеваема. В 1743 году посреди двора бывшее хоромное строение сгорело, и для того после преосвященным Арсением, архимандритом лаврским, с приезду на правой стороне построен был дом низкой деревянной, который пребывал до 1777 году и в том 1777 году, по причине ветхости разобран. В 1759 и 760 году на том дворе построен дом каменной в черне о двух етажах лаврским иждивением, которой остался не отделанным до 1766 года; а в том 1766 и 767 годах по имянному ея императорскаго величества указу и от коллегии экономии выданною суммою приведен в состояние, в каком он ныне находится (причем митрополитом Платоном была устроена в нем домовая церковь во имя апостолов Петра и Павла); а при оном доме разводится регулярной сад». В издании Краткого описания 1796 года говорится о саде, что он уже разведен. В 1812 году, в бытность в Москве французов, дом сгорел и после того возобновлен был отчасти на сумму, выданную правительством, отчасти на собственные средства лавры, причем домовая церковь в нем посвящена была имени преподобного Сергия. С 1815 года подворье составляет резиденцию, или местопребывание, митрополитов Московских, так как составлявший их резиденцию дом у их кафедрального Чудова монастыря (построенный митрополитом Платоном в 1776–1777 г.) взят был под дворец (ныне Малый Николаевский дворец). В 1875 году устроен в домовой церкви придел в честь Иверской иконы Божией Матери. При митрополите Макарии дом значительно расширен и заново отстроен.

Об Ильинском Стряпческом подворье в том же 1-м издании Краткого описания читается: «в Москве же в Китай городе в Зарядье на Ильинской улице против Гостиннаго двора дом каменной о двух етажах, называемой Стряпческой. На сем месте, где ныне стоит дом, были дворы разных людей, которые находясь при смерти отдавали их со всем строением, какое только было тогда, в Троицкой монастырь для поминовения душ своих родителей. Владение оных мест за лаврою частию утверждаемо было данными от царей грамотами. И как двор, имеющийся в том числе гостя Ивана Михайловича сына Антонова (должно думать, потомка одного из «великих и славных» купцов Московских, Симеона Антонова, который родился по проречению преподобного Сергия, в житии Сергия Епифаниевом по редакции Пахомиевой чудо о Симеоне Антонове) подлежал яко двор гостинной государевым тяглам и пошлинам, то грамотою царя Иоанна Васильевича, последовавшею в 1540 году, освобожден он был от всех тягл и пошлин, каким подвергались тогда гостинные дворы; что и последовавшие все государи данными своими грамотами подтверждали. Когда ж и каким иждивением построен каменной дом, записок не отъискано. До состояния штатов обывали в нем лаврские стряпчие, имевшие хождение за лаврскими делами по коллегиям и другим приказам: почему он и называется Стряпческой дом». В издании Краткого описания 1796 года говорится, что «ныне на том месте, по разобрании стараго (1782-го года) дома, построен новый большой каменной дом». Подвергался ли этот дом каким злоключениям в 1812 году, относительно сего издания Краткого описания, вышедшие после 1812-го года, ничего не говорят. Нынешний дом на место этого второго дома построен заново в семидесятых годах прошлого, XIX века. Не служа теперь никаким подворьем для монастыря, дом представляет теперь единственно доходную для него статью: нижний этаж дома отдается под магазины, верхние этажи – под торговые помещения и гостинницу.

Место под Петербургское Фонтанное, чтo у Аничкова моста, подворье, которое служит местопребыванием митрополитов Московских, когда они живут в Петербурге для присутствия в св. Синоде, дано Петром Великим в 1714 году. Потом, в 1734 году, куплен был находящийся рядом двор помещика С. А. Головина (почему двор этот, пока не составил одного целого с двором на казенной земле, и назывался Головинским двором). На казенной земле в продолжение 1750–1753 годов поставлен был каменный дом с двумя флигелями, в котором была устроена домовая церковь в честь Казанской Божией Матери. В 1772 году по причине тесноты церковь была разобрана и вместо нее устроена новая – во имя преподобного Сергия. В 1774 году на Головинской дворине были поставлены два каменных флигеля. В 1822 году «главный корпус, по обветшанию внутренняго устройства, возобновлен, и получил более правильный фасад». В 1871–1872 годах на этом главном корпусе наложен третий этаж и устроена при нем другая церковь, в честь св. Троицы, а на месте двух флигелей, стоявших на Головинской дворине, поставлен новый пятиэтажный дом.

О начале Московского Кремлевского Богоявленского монастыря, который был приписным в Троицкому монастырю и служил подворьем для его властей, когда они приезжали в Москву, нет достоверных сведений. Во вкладной книге Троицкого монастыря 1673 года читается запись: «государь великий князь Дмитрий Иванович (Донской; † 19 мая 1389 года) пожаловал на Москве в городе место под церковь и под кельи близь своего государева дворца». Но считают более вероятным думать, что место для подворья дано было князем Радонежским Андреем Владимировичем, который скончался бездетным в 1425 году (о. Арсений О недвижимых имениях, стр. 30). В 1460 году была поставлена на подворье, неизвестно когда ранее основанном, каменная церковь в честь Богоявления Господня, которая по непонятной причине чрез девятнадцать лет, в 1479 году, оказалась трухлою вельми, почему, быв разобрана, и заменена была новою. В 1557 году построены были на подворье каменная церковь во имя преподобного Сергия и каменная трапеза, а оно обнесено было каменной оградой с таковыми же воротами. В 1764 году при отобрании у монастырей вотчин подворье приписано было ко дворцу, о чем в указе от 26 февраля сего года говорится: «имеющееся в Москве Троицкой Сергиевой лавры у Троицких ворот, Богоявленским монастырем именующееся, подворье, по пристойности и по самой близости приписать в Кремлевскому ея императорскаго величества дворцу, и быть в оном при имеющейся церкви (оставалась тогда одна церковь Богоявленская, а церковь преподобного Сергия разобрана была Гавриилом Бужинским в 1722 году) священнику на особливом, какое определено будет, ея императорскаго величества жалованье». В 1769 году в бывшем монастыре, или на бывшем подворье, помещен был Судный приказ, а в 1778 году в нем отведена была квартира обер-интенданту, которого не знаем когда до 1807 года сменил комендант. В последнем году подворье все было разобрано и его место занято было частию построенной в сем году Оружейной палатой, которая потом, после сооружения новой Оружейной палаты у Боровицких ворот, обращена была, чем остается и до настоящего времени, в солдатские казармы (Кремлевские казармы). Место уничтоженного подворья, которое одной стороной своего двора было смежно с двором царского дворца, а другой – с двором патриаршим – под западной частью казарм, которая ближе к так называемому Потешному дворцу и Кремлевской стене. Кремлевские Троицкие ворота называются Троицкими (с 1658 года, а дотоле – Курятными) именно по бывшему у них Троицкому подворью.

Знать, какие из селений, находящихся (и находившихся) кругом лавры, принадлежали к ее вотчинным владениям, и иметь некоторые сведения о некоторых из них – не лишено интереса для жителей как посада, так и самых селений, а отчасти и для обыкновенного читателя. Отвечая, или удовлетворяя, предполагаемому нами интересу, мы и дадим список этих селений, расположив его в алфавитном порядке [некоторые из этих селений нанесены на карты, помещенные здесь] <См. снимок> <См. снимок>.

Источниками сведений служат разного рода монастырские акты, которыми пользуется, приводя их в известность для нас, о. Арсений в своих статьях (к статьям, указанным выше, в списке общих источников, и из которых главная для нас в данном случае – «О вотчинных владениях Троицкого монастыря при жизни его основателя, преподобного Сергия», должна быть еще присовокуплена статья «Село Подсосенье», напечатанная в «Московских Епархиальных Ведомостях» 1878 г., в № 34); Кормовая книга Троицкого монастыря 1592 года, напечатанная архим. Леонидом в приложениях к Описанию лавры А. В. Горского; Писцовые, Переписные и Ландратские книги, хранящиеся отчасти в архиве лавры, отчасти в Московском Архиве Министерства Юстиции; грамоты, напечатанные в Собрании государственных грамот и договоров, в Актах Экспедиции и Исторических, в Актах Юридических 1838 года и Калачова, грамоты, собранные И. Д. Беляевым и описанные Д. П. Лебедевым,и грамоты, отчасти напечатанные, отчасти приводимые в исследовании Д. М. Мейчика «Грамоты ХIV и XV вв. Московского Архива Министерства Юстиции»; грамота императрицы Елизаветы Петровны 1752 года.

Абрамово. См. Обрамово.

Алексеево или Алексеевское. См. Шарапово.

Арсаки. См. Выпуково.

Афанасово, в трех верстах на юго-восток от посада. При преподобном Никоне дал в монастырь селище Гбаловское Афанасий Елизарович (Галин, может быть, брат упоминаемого одновременно с ним Михаила Елизаровича Редрикова, вероятно, боярин Радонежского князя); это селище и получило название Афанасово. В 1462–1466 годах – село; в 1504 году – тоже; в 1752 году – деревня Глинковского прихода; в настоящее время – деревня Подсосенского прихода.

Афанасьевский погост. В Писцовой книге 1623–1624 годов читается: «погост близко городка Радонежскаго, а на погосте церковь Афанасия Великаго, стоит без пенья». В настоящее время нет, и место неизвестно.

Афонасьево (Афонасово). См. Махра.

Базыкино. См. Константиновское.

Барканово. См. Благовещенское.

Бебяково или Бобяково, в четырех верстах на северо-запад от посада. Дано в монастырь в 1429–1432 годах Радонежским боярином Василием Борисовичем Копниным. Во второй половине XVI века и в конце ХVII века – село; в 1752 году – село Бубяково с деревнями Воронцовым и Чурилковым; в 1776 году – деревня Благовещенского прихода; в настоящее время – деревня Деулинского прихода.

Беклемишево, село. Упоминается под 1425 годом как находившееся недалеко на восток от посада, за рекой Торгошей, в местности нынешнего села Глинкова. Если это не есть самое Глинково (собственно, Переяславская его половина), носившее первоначально название Беклемишева, то в настоящее время его нет, и место его остается неизвестным.

Березники, на речке Талице, впадающей в Ворю, в двадцати двух верстах на юг от посада. В 1471 году Дмитровский князь Юрий Васильевич отдал игумену Троицкого монастыря «ведати свой монастырь Живоначалные Троицы на Березнекех, да земли, кои земли давали к тому монастырю к Троице на Березники бояре и дети боярские». В грамоте архимандриту Елевферию Березниковский монастырь уже не упоминается. В Писцовой книге 1587 года – сельцо Березовец, пустое, с церковию, стоящею без пенья. В настоящее время – деревня села Нагорнова.

Березники. См. Выпуково.

Березовец. См. Березники.

Беседы, село. Упоминается под 1481 годом как одно из Троицких, так называемых Ворских сел (о чем см. Борково). В настоящее время нет, и место остается неизвестным.

Бетюково. Упоминается при преподобном Никоне (не видно как принадлежавшее Троицкому монастырю). По Писцовой книге 1504 года – деревня села Зубачева. В настоящее время неизвестно.

Благовещенское, село, в двух верстах на запад, северо-запад от посада. Когда и как поступило в Троицкий монастырь, остается неизвестным; упоминается в первый раз как принадлежащее монастырю под 1462–1466 годами. В 1504 году в нем было 29 дворов крестьянских. В 1594 году – 8 дворов крестьянских и один бобыльский да при церкви пять келей, в которых жили нищие, питавшиеся от церкви Божией. В 1614 году – 10 дворов крестьянских жилых, два двора пустых и три двора бобыльских да при церкви пять келей нищенских, стоявших пустыми. В 1623–1624 годах – 6 дворов крестьянских, 7 дворов бобыльских да на церковной земле 3 кельи, в которых жили нищие. В 1646 году – 18 дворов крестьянских и на церковной земле 5 дворов бобыльских. В 1677 году – 22 двора крестьянских и бобыльских. В 1684 году – 26 дворов крестьянских и на церковной земле 2 двора бобыльских. В 1715 году – 15 дворов крестьянских. В 1776 году Благовещенский приход, состоявший, кроме села, из пяти деревень – Голькова, Бебякова, Чурилкова, Воронцова и Барканова, – был закрыт, причем самое село с деревней Гольково было приписано к посадскому Ильинскому приходу, а прочие деревни – к приходам сел Деулина и Захарьина. Деревянная церковь в селе, построенная когда-то до 1776 года, и вероятно более или менее задолго до него, до сих пор остается целою.

Бобошино, в тринадцати верстах на северо-восток от посада. Дано в монастырь при игумене Зиновии келарем монастыря Аврамием (в миру Алексей Иванович Воронин-Боботей). В 1536 году – село, в 1562 году – сельцо. По грамоте Елизаветы Петровны, как и в настоящее время, – деревня села Дерюзина.

Бобошино. См. Константиновское.

Богородская. См. Махра.

Борково, село на реке Воре, в пятнадцати верстах на юг от посада и в шести верстах на восток от находящегося на шоссе села Рахманова, бывшее главным между так называемыми Ворскими селами монастыря, то есть селами, расположенными на реке Воре и ее притоках, от впадения в нее Торгоши верст на пятнадцать вниз по ее течению. Заведено после преподобного Никона и до 1466 года на земле, купленной им (Никоном) у некоего Фомы Паюсова. Под селом на реке Воре с давнего времени находится монастырская мельница, которая в старых актах называется большою и которая доселе принадлежит лавре. По Переписной книге 1725–1728 годов к селу деревни – Федоровское, Васюково, Микулинская, Путилово, Лукъянцово, Попова(?), Михайловская, Никольская; а по грамоте Елизаветы Петровны – только четыре первые.

Бородино. См. Выпуково.

Бортниково. См. Бужаниново.

Борошково. См. Юдино.

Бубяково. См. Бебяково.

Бужаниново, село, верстах в десяти на северо-восток от посада. Куплено с деревнями (вероятно, весьма многими, ибо заплачено за него 1000 рублей) в 1547 году на деньги, пожалованные царем Иваном Васильевичем Грозным. По Переписной книге 1725–1728 годов – деревни к нему: Митино, Слободка, Левоново, Бортниково, Душищи, Дубининское (теперь обыкновенно – Дубенинское); а по грамоте Елизаветы Петровны – кроме этих, еще Палиносово, Редриковы горы.

Варавино, находящееся в четырех верстах от посада. По грамоте Елизаветы Петровны, как и в настоящее время, – деревня, принадлежащая к приходу [села Подсосенья].

Васильково, находящееся на реке Малой Куньеме, в одиннадцати–двенадцати верстах на север от посада, поступившее в монастырь когда-то после 1516 года, в котором еще принадлежало великому князю. По грамоте Елизаветы Петровны 1752 года, как и в настоящее время, – деревня села Мишутина.

Васюково. См. Борково.

Вахрамеевская, деревня, упоминаемая в 1425 году и находившаяся где-то в окружности села Глинкова. В настоящее время неизвестна.

Водомерово, упоминаемая при преподобном Никоне как деревня села Зубачева. В настоящее время неизвестна.

Волково. См. Вяльково.

Воронино, упоминаемое как село под 1536 годом (можно думать, что получило название от Якова Воронина, который был современником преп. Никона, см. Слабнево, и что поступило в монастырь именно еще при Никоне). В настоящее время – деревня, принадлежащая к приходу села [Митрополья. В 22–26 верстах от посада].

Воронцово, деревня, см. Бебяково. Заведена, как нужно думать, тем Воронцом Степановым, которому Боровско-Радонежский князь Василий Ярославич (лишенный своих владений вел. князем в 1456 г. пожаловал деревню Гольково. (Сельцо Воронцово в Дмитровском уезде дано монастырю в 1556 г.: Опис. Румянц. Муз. Восток. стр. 107, соl. 1 нач.)

Воскресенское, упоминаемое как село под 1536 годом. В настоящее время – деревня.

Выпуково, село, на реке Кунье, в восемнадцати верстах на север от посада, в пяти верстах направо от Угличской дороги. Приложено в монастырь Петром Плещеевым, под которым со всею вероятностию должно разуметь Петра Михайловича Плещеева, бывшего боярином у Ивана Васильевича III. По Переписной книге 1725–1728 годов и по грамоте Елизаветы Петровны, к селу – 14 деревень, именно: Несвитаево, Федоровское, Сорокино, Бородино, Смятьево, Геронтьево, Жерлово, Язвицево, Григорьево, Березники, Козицыно, Топорково, Слабнево, Арсаки.

Высокое, деревня, находящаяся на юг от посада в пяти верстах и получившая свое название оттого, что находится на горе, дана в монастырь при преподобном Никоне или вскоре после него Михаилом Афанасьевичем Галиным (сыном того Афанасия Елизаровича Галина, который дал в монастырь деревню Афанасово). По грамоте Елизаветы Петровны – она в приходе села Кесова, в настоящее время – села [Подсосенья].

Вяльково, иначе Волково, деревня, находившаяся при впадении речки Кончуры в речку Корбуху, приблизительно на нынешнем месте Вифанской семинарии. Упоминается в Писцовых книгах 1587 и 1623–1624 годов; когда прекратила существование, остается неизвестным.

Вяхорево, село, упоминаемое под 1536 годом, находившееся где-то за Глинковым, к Александрову, в настоящее время несуществующее.

Геронтьево. См. Выпуково.

Гидеево. См. Едигеево.

Глинково, село, находящееся на реке Торгоше, верстах в двух с половиной на восток от посада. В древнее и старое время Глинково расположено было по обеим сторонам реки Торгоши: на правой стороне – в Радонежском, или Московском, уезде, а на левой стороне – в Переяславском уезде. Переяславская половина села поступила в монастырь после 1425 года; когда поступила Московская половина – неизвестно, но до 1466 года. В 1504 году в Радонежской половине села было 29 дворов и к ней деревни Пашково, Казановская и Крючково. В начале ХVII века село было разорено (нет сомнения – Поляками), так что в 1614 году вместо села значится пустошь. В 1678 году в Переяславской половине села было 16 дворов, а в радонежской – 5 дворов. В грамоте Елизаветы Петровны в Московском уезде – село Глинково с деревнями: Усовым, Афанасовым, Тураковым, Зубачевым, Степковым, Наугольным, Филимоновым; в Переяславском уезде – деревня Глинково, а по прежней ревизии – село Глинково с деревнями Назаровым, а по прежней ревизии – Назарьевым, Обрамовым, Устиновым, Евпловым, а по прежней ревизии – Устиновым. В настоящее время Московской половины села не существует, а на Переяславской (ныне Александровской) стороне – село Глинково, с каменною церковию, построенною в 1834 году, и с 26 крестьянскими домами. Приход села составляют деревни Абрамово и Назарьево.

Гольково, деревня, находящаяся в четырех верстах от посада. До 1456 года Боровско-Радонежский князь Василий Ярославич пожаловал ее некоему Воронцу Степанову. В 1504 году она находилась в приходе села Копнина, в 1752 году – села Благовещенского, в настоящее время принадлежит посадскому Ильинскому приходу.

Городок, село, бывший городок Радонеж. См. о нем выше, (стр. 319–321). По Переписной книге 1725–1728 годов и по грамоте Елизаветы Петровны к нему – деревни Коросково, Репихово, Резанова, а по прежней ревизии – Резанцы.

Грачнево. См. Константиновское.

Григорьево. См. Выпуково.

Гусарня (Гусарино). См. Константиновское.

Дерюзино, село, находящееся в десяти верстах на восток от посада по Александровской дороге. Монастырь св. Николая в Дерюзине приписан был к Троицкому монастырю или ранее игумена Спиридона, или же при сем последнем, а по Кормовой книге, село Дерюзино с деревнями придано в монастырь Андреем Тарбеевым (вероятно, богатым вотчинником из окрестностей монастыря, ибо в округе последнего – несколько сел, носящих название Тарбеево). В грамоте архимандриту Елевферию 1561 года монастырь еще упоминается, а в конце XVI века было уже село, при церкви которого жили старицы, то есть был монастырек женский. По Переписной книге 1725–1728 годов и по грамоте Елизаветы Петровны к селу две деревни – Бобошино и Погорелка, иначе Ильинка.

Деулино, село, находящееся в четырех-пяти верстах на север от посада, на Угличской дороге. До 1619 года было деревней Зубачевского прихода. В 1619 году, в воспоминание того, что 1 декабря предшествующего года заключен был в деревне мир с Поляками, власти Троицкого монастыря построили в ней деревянную церковь во имя преподобного Сергия, которая освящена была 15 декабря 1619 года, чрез что деревня и обратилась в село. В воспоминание мира село называли было Мирным, но это название не удержалось. Деревянная церковь 1619 года (весьма нероскошная) сгорела (была одинакова с доселе остающейся деревянною церковию села Благовещенского; вид ее – в Русской старине Мартынова). В грамоте Елизаветы Петровны не показано к селу деревень; в настоящее время к нему [деревни Бубяково, Степково, Наугольное].

Дмитровское. См. Махра.

Дуби(е)нинское. См. Бужаниново.

Душищи. См. Бужаниново.

Евплово. См. Устиново.

Едигеево, неизвестно когда поступив в монастырь, состояло за ним в 1466–1478 годах. В XV и XVI веках – село; в настоящее время – деревня Гидеево, принадлежащая к приходу села Скнятинова.

Жерлово. См. Выпуково.

Зубачево, бывшее село, теперь деревня, находящаяся в двух с половиной-трех верстах к северу от посада, на речке Коперке, впадающей в Торгошу. В древнее время село находилось по обеим сторонам речки Коперки, причем церковь находилась на левой стороне речки, где теперь поле. Называвшись до поступления в монастырь Юрьевским, по церкви святого Георгия, село было куплено (с этим именем Юрьевского) преподобным Никоном у некоего Семена Яковлева, сына Зубачева, и у его матери, Марфы, по которым и стало называться Зубачевым (одна половина села была куплена с деревнями Филипково, Водомерово, Плищево, Левонково, Пышковское, другая – с деревней Лутосенской). В 1504 году в селе было 53 двора и к нему было 7 деревень, между которыми упоминаются Бетюково и Кокуево, что ныне часть Кокуевской слободы посада (верхнее Кокуево). В 1562 году в трети села, находившейся на левой стороне речки (Переяславской), было 9 дворов крестьянских, из которых 5 стояли пустыми, да при церкви Георгия страстотерпца было 11 келей, в которых жили нищие, а приход состоял из 8 деревень с 34 дворами. В 1587 году к селу было 9 деревень, между которыми упоминаются Усово на речке Корбушке, Кокуево, Деулино, Наугольная. В 1592 году при церкви села жили старицы. В начале ХVII века оно разорено было Поляками, после чего оставалось пустошью по крайней мере до 1624 года. Когда затем было восстановлено – не знаем, но в 1680 году – село. По Переписной книге 1725–1728 годов и по грамоте Елизаветы Петровны оно – деревня Глинковского прихода. В настоящее время – деревня посадского Рождественского прихода.

Зубцово. См. Юдино.

Ивакино, под 1504 годом упоминается как Троицкая деревня, находившаяся недалеко от села Бебякова.

Игнатьево. См. Сватково.

Игнатьевское, село, данное в монастырь при преподобном Никоне некиим Патрекеем по его душе. Так как села нет в Кормовой книге монастыря 1592 года, то можно думать, что к тому времени оно перестало существовать (или же, может быть, превратившись в деревню, существует как деревня одного из Ворских сел).

Ильинки. См. Дерюзино.

Иевлево, село, находящееся в двадцати верстах на юго-восток от посада. Когда и как поступило в монастырь – не знаем, но в 1545 году принадлежало ему. В 1571 году взято было государем в обмен на другую землю.

Июдкина. См. Орлово.

Кабановская, деревня, данная в монастырь при игумене Мартиниане некиим Дионисием Савиным Клименьевым (вместе с пустошами Скориково, Васильевское и Батыйцево).

Казановская, деревня, данная в монастырь при преподобном Никоне Радонежским боярином Борисом Васильевичем Копниным, находившаяся между речками Корбухой и Торгошей, в 1504 году принадлежавшая приходу села Глинкова, в настоящее время несуществующая (должна быть полагаема на месте нынешнего скита или в роще, которая между скитом и Александровской дорогой).

Кисляково. См. Константиновское.

Киясово или Кесово, бывшее село, находившееся в 4 верстах на юг от посада по Московскому шоссе. Дано в монастырь в 1445 году Боровско-Радонежским князем Василием Ярославичем (по Кормовой книге 1592 г., – несуществовавшими князьями Корнильевскими Василием и Ярославом, двое которых, очевидно, из одного Василия Ярославича). В 1504 году в селе было 11 дворов и к нему было 8 деревень. В 1547 году в нем была поставлена деревянная церковь Алексея человека Божия. В 1594 году в нем было 4 двора и 3 пруда. При осаде монастыря Поляками, конечно, было раззорено, но в 1623–1624 годах опять упоминается как существующее село. По Переписной книге 1725–1728 годов и по грамоте Елизаветы Петровны к нему деревни: Высокое, Морозово, Комякино, Подушкино (Полушкино), Машкино, Матронкино. Когда после 1752 года запустело – не имеем сведений. Из трех прудов 1594 года к 1764 году в нем или под ним оставался один пруд, который вместе с находившимся при нем монастырским садом был сохранен монастырю при отобрании в последнем году вотчин. Пруд цел и до сих пор, а сада уже нет.

Клементьево, бывшее село, в настоящее время – часть посада. См. о нем выше, стрр. 309–312. По Кормовой книге 1592 года, село дал в монастырь Радонежский князь Андрей Владимирович († 1425). Но показания Кормовой книги не всегда верны, и мы наклонны думать, что оно, быв основано тем Клементием, внук которого, Дионисий, дал в монастырь деревню Кабановскую, приложено монастырю или самим этим Клементием, или его сыном Саввой, отцом Дионисия (под 1478 г. Клементьевы упоминаются как «послужильцы» Ивана Борисовича Тучкова).

Княжо селище. В Писцовой книге 1504 года после описания села Зубачева и его деревень сказано: «их же селище Княжо, пашут его из монастыря».

Княжее село, иначе Панино. См. Панино.

Козино. См. Махра.

Козицыно. См. Выпуково и Сватково.

Козлово. См. Константиновское и Юдино.

Кокуево. См. Зубачево.

Комякино, в настоящее время Хомякино, деревня, в 1752 году принадлежала приходу села Кесова, в настоящее время принадлежит к приходу Хотьковского монастыря.

Конотеребово, село, находившееся на реке Воре, дано было в монастырь в 1423–1424 годах Еленой Колычевой, по первому мужу – Муромцовой. После не упоминается: или скоро прекратило свое существование, или, как предполагают (о. Арсений), стало называться потом Муромцовым, см. это слово.

Константиновское, село, находящееся в 25 верстах к северу от посада, верст на 8 влево от Угличской дороги, снабжающее посад капустой, а частию и другими овощами. В 1650 году отдал село монастырю царь Алексей Михайлович в обмен за принадлежавшую монастырю половину известного, находящегося в 20 верстах от Москвы села Мытища. По Переписной книге 1725–1728 годов и по грамоте Елизаветы Петровны, деревни к селу Бобошино, Тарбинское, Посевьево, Гусарня (в Переписной книге – Гусарино), Кисляково, Пасыкино, Грачнево, Прикащиково, Чернецкое, Козлово. По Переписной книге, в селе две церкви, каждая со своим причтом: деревянная – во имя архангела Михаила и каменная – во имя Сретения Господня.

Копнино, бывшее село и сельцо, находившееся в 2 верстах на юго-запад от посада. Дано в монастырь в 1478 году по вдове Радонежского боярина Василия Борисовича Копнина (см. Бебяково, Казановская, Мишутинские пустоши) Марье и сначала и называлось Марьинским Копниным. В 1504 году в селе было 18 дворов и к нему была деревня Гольково. В 1545 году – сельцо с деревнями. В 1586 году – село с деревнями. В 1587 году – сельцо. В 1623–1624 годах – пустошь, что было сельцо Копнино. В 1641 году – пустошь, на которой была монастырская пашня. Перед 1764 годом у монастыря был в Копнине огород с садом, который при отобрании вотчин и был оставлен за ним. Пруд, остающийся от огорода, до сих пор принадлежит монастырю.

Корзенево, бывшее село, находившееся неизвестно где на юг – юго-восток от посада, в расстоянии верст 10–15 (по селу назывались два стана Московского уезда – Радонеж и Корзенево и другой – Воря и Корзенево). Поступило в собственность монастыря когда-то до 1545 года, под которым упоминается как одно из его сел (по Кормовой книге 1592 г., быв выменяно у кого-то и когда-то на села какого-то Германа). В Писцовой книге 1587 года: «село Корзенево, а Кузмодемьянское тож, а в нем церковь Кузма-Демьян». В Писцовой книге 1633 года: «пустошь, что было село Корзенево, на протоке, а в селе был храм Козмы и Демьяна». После сего сведения о селе прекращаются.

Коросково. См. Городок.

Косково. См. Муромцево.

Крестешники или Титково. По грамоте Елизаветы Петровны – деревня Хотьковского монастыря.

Крючково, бывшая деревня, в настоящее время несуществующая, находившаяся на речке Кончуре, в 1504 году принадлежавшая к деревням села Глинкова и упоминаемая затем под 1587 и 1623–1624 годами. Должно думать, что нынешнее монастырское Крючково, находящееся на здешней стороне Вифанского пруда, между двумя его заливами, данное монастырю в 1850 году, представляет собою место бывшей деревни Крючково.

Кесово. См. Киясово.

Левонково. См. Зубачево.

Левоново. См. Бужаниново.

Личкино. См. Юдино.

Лукьянцево. См. Борково и Муромцево.

Лутосенская. См. Зубачево.

Лютино. По Писцовой книге 1587 года – деревня, по Писцовой книге 1623–1624 годов – пустошь. В настоящее время Лютиным называется слободка, находящаяся на северо-западном конце посада, соседний со слободкой лесок.

Ляпино. См. Шарапово.

Матронкино. См. Киясово.

Махра, село, находящееся в 20 верстах на север от посада, недалеко в сторону (правую) от Угличской дороги. Поступило в собственность монастыря не знаем когда в позднейшее время. По Переписной книге 1725–1728 годов и по грамоте Елизаветы Петровны, к нему деревни Дмитровское, Чернцово, Афонасьево или Афонасово, Козино, Богородская.

Машкино. См. Киясово.

Медведково. В 1595 году приложил в монастырь село Медведково с деревнями старец монастыря (знаменитый в свое время) Варсонофий Якимов. В настоящее время в [23] верстах на северо-запад от посада есть [сельцо Медведково села Захарьина при реке Торгоше и деревня Медведково села Гульнева, в 4 верстах, при прудах]. Может быть, [первое или вторая] и есть неизвестное нам точно Медведково Варсонофия Якимова.

Микулинская. См. Борково.

Митино. См. Бужаниново.

Михайловское. См. Борково и Муромцево.

Мишутино, село, находящееся в 9–10 верстах на север от посада, близ Угличской дороги. По Кормовой книге 1592 года, дано в монастырь Тарбеевыми (см. Дерюзино), но когда – не сказано и не видно, может быть Андреем Тарбеевым одновременно с Дерюзиным. По Переписной книге 1725–1728 годов и по грамоте Елизаветы Петровны, к нему две деревни – Васильково и Солониково.

Мишутинские пустоши, числом шесть, находившиеся не знаем где, по сю или по ту сторону села Мишутина, даны были в монастырь в 1429–1432 годах Радонежским боярином Василием Борисовичем Копниным.

Морозово, бывшее село, в настоящее время деревня [прихода Хотькова монастыря?]. Дано в монастырь в половине XV века некиим Василием Олферьевичем («вич» заставляет предполагать боярина). Называется селом до конца XVI века, во второй половине ХVII века – деревня. По грамоте Елизаветы Петровны – деревня села Кесова. [В 7 верстах от посада.]

Муромцево, село, принадлежавшее к числу так называемых Ворских монастырских сел, находящееся в 22 верстах к югу – юго-востоку от посада, на речке Плаксе, в нескольких верстах от реки Вори. Или дал село в монастырь в 1474 году великий князь Иван Васильевич в обмен на земли, которые взял у монастыря к своему селу Воздвиженскому (выменяв, в свою очередь, у митр. Филиппа), или оно есть переименованное село Конотеребово, о котором см. выше. По грамоте Елизаветы Петровны, к нему деревни Лукьянцово, Косково, Михайловское, Никольское прежних грамот.

Мехово. См. Юдино.

Назарьевская, деревня Глинковского прихода, поступила в собственность монастыря при преподобном Никоне до 1425 года.

Наугольное. См. Глинково и Зубачево.

Несветаево. См. Выпуково.

Никольская. См. Борково.

Никольское, бывшее одним из монастырских так называемых Ворских сел, находится на самой реке Воре, в 18 верстах на юг от посада. Куплено в монастырь игуменом Мартинианом у некоего Григория Федоровича. В грамоте Елизаветы Петровны Михайловское, Никольское прежних грамот, есть деревня села Муромцева.

Новленская. По грамоте Елизаветы Петровны, деревня к Хотьковскому монастырю. [Ныне деревня села Иевлева, в 19 верстах от посада.]

Новая. См. Юдино.

Обрамово. См. Глинково.

Орлово. См. Юдино.

Палиносово. См. Бужаниново.

Панино, иначе Княжое, село, находившееся за Ильинской слободой посада, по горе над слободкой, которая называется Подпаниным и которая – при выходе из посада к Хотькову. Великий князь Василий Васильевич Темный променял его монастырю в 1456–1462 годах. В 1586 году – село с деревнями. В 1587 году – деревня (если только не другое Панино). В 1623–1624 годах – пустошь. В 1641 году – пустошь, на которой была монастырская пашня.

Пашково. См. Глинково.

Петровское [Петрищево?], одно из Ворских монастырских сел, находящееся в 24 верстах на юго-восток от посада, на дороге из него в Богородск. Дано в монастырь в 1423–1424 годах Окулиной Федоровой, женой Валуева.

Плясцево, бывшее село и сельцо, находившееся на восток от монастыря по дороге к Александрову, получившее название от служилого человека Василия Плясца, сына Якова Воронина, приложенное монастырю в 1423–1424 годах. В 1536 году – село. В 1562 году – сельцо. В настоящее время не существует.

Плищево. См. Зубачево.

Погорелка. См. Дерюзино.

Погост. См. Юдино.

Поддубье, село, находившееся в 2 верстах от посада по дороге к Хотькову монастырю. На одной лаврской рукописи XVI века подписано, что она дана «попу села новаго приселка Поддубнаго на престол преподобному Сергию игумену, Радонежскому чюдотворцу». В 1638 году села уже не существовало, а была только церковная земля Николая чудотворца, что в Поддубье. Впрочем, если в XVI веке село и принадлежало монастырю, то остававшаяся от него в ХVII веке земля не принадлежала ему, а принадлежала патриаршей кафедре, у которой иногда монастырские власти и брали землю на оброк.

Подсосенье, село, находящееся на реке Торгоше, в 7 верстах на юго-восток от посада. В 1432–1443 годах даны были в монастырь Иваном Афанасьевичем Галиным, сыном Афанасия Елизаровича (см. Афанасово), два селища, на одном из которых до 1462–1466 годов и было поставлено новое или возобновлено прежде существовавшее село под именем Богородицкого, ставшее называться потом Богородицким под сосною и просто Подсосеньем. Между 1536–1559 годами при церкви села устроился женский монастырь, который в 1598 году получил от царя Бориса Федоровича Годунова жалованье, или ругу (годовую), на 31 старицу, считая с игуменьей. При осаде Троицкого монастыря Поляками Подсосенский монастырь был раззорен. После Поляков было возобновлено село без монастыря, для которого архимандритом Дионисием в 1616 году была поставлена деревянная церковь. Архимандрит Феодосий 2-й, бывший до монашества священником села Подсосенья, на место Дионисиевой церкви поставил две своих деревянных церкви: в 1671 году – во имя Успения Божией Матери и потом другую – во имя Николая чудотворца. Из этих двух церквей, к тридцатым годам ХIХ столетия оказывавшихся ненадобными в селе, так как в нем была поставлена каменная церковь (в 1827 г.), Успенская перенесена в 1844 году в Гефсиманский скит, а Никольская, быв тогда же разобрана, употреблена была, насколько осталось в ней здорового леса, на дополнение материала по устройству Успенской церкви на новом месте. По грамоте Елизаветы Петровны, к нему одна деревня – Чарково, или Чирково. О проживании в Подсосенском монастыре королевы Марии Владимировны и Ксении Борисовны Годуновой мы говорили выше.

Поддушкино. См. Киясово.

Полушкино. См. Киясово.

Попова. См. Борково.

Посевьево. См. Константиновское.

Прикащиково. См. Константиновское.

Пупки. Одно из Ворских монастырских сел, упоминаемое под 1481 годом, в настоящее время, если не ошибаемся, несуществующее.

Путилово, одно из Ворских монастырских сел, находящееся на реке Воре, в 20 верстах от посада. Или дано в монастырь в первой четверти XV века, или в это же время возникло на купленной преподобным Никоном земле. В 1586 году – село с деревнями. В 1623 году – деревня. По грамоте Елизаветы Петровны, как и в настоящее время, – деревня села Боркова.

Пышковское. См. Зубачево.

Рахманово (Рахманцово), село, находящееся на Московском шоссе, при речке Сумере, в 18 верстах от посада. Куплено преподобным Никоном под именем села Нефедьевского у некоего Алексея Никитина, сына Рахманова, и по прежнему владетелю и стало называться Рахмановым. В Переписной книге 1725–1728 годов и в грамоте Елизаветы Петровны деревень к селу не показано.

Редриковы горы. См. Бужаниново.

Резанцы (Рязанцы), село, потом деревня на Московском шоссе, в 9 верстах от посада. Упоминается в числе монастырских сел под 1481 годом. В 1504 году – село. По грамоте Елизаветы Петровны – деревня села Городка.

Репехово (Репихово). По Писцовой книге 1587 года – сельцо. По Переписной книге 1725–1728 годов и по грамоте Елизаветы Петровны – деревня села Городка. [В 12 верстах от посада.]

Рогачево, находящееся на Ярославском шоссе, в 12 верстах от посада, в половине ХVII века – село, в настоящее время – деревня села Сваткова.

Рябинино. См. Сватково.

Сватково, село, находящееся на Ярославском шоссе, в 9 верстах от посада. Некто Иван Сватко отдал преподобному Никону за долг в 10 рублей три свои пустоши, и на одной из этих пустошей и явилось село, которое по имени прежнего владетеля пустоши стало носить название сначала Сватковского, а потом Сваткова и о котором уже под 1439 годом говорится: «Сватьковское (село) з деревнями». По Переписной книге 1725–1728 годов и по грамоте Елизаветы Петровны, к нему две деревни – Рогачево и Игнатьево (в настоящее время шесть деревень: кроме Рогачева и Игнатьева, обыкновенно называемого Игнатовым, еще Семенково, Козицыно, Топорково и Рябинино). Известно, что в селе Сваткове вместе с селом Рогачевым имел свою квартиру королевич Владислав, когда после его неудачного подступа под монастырь велись переговоры о мире, заключенном потом в Деулине 1 декабря 1618 года.

Семенково. См. Сватково.

Скнятиново (Снятиново), село, в 1450 году принадлежало некоему Ивану Петелину; вскоре после сего, до 1478 года, приложено в монастырь Петром Игнатьевичем Морозовым. По грамоте Елизаветы Петровны, к нему одна деревня – Гидеево, бывшее сельцо Едигеево.

Слабнево, прежде сельцо, в настоящее время – деревня Дерюзинского прихода. Получило название от его владетеля, Григория Слабня, сына Якова Воронина. Поступило в монастырь при преподобном Никоне в 1423–1424 годах.

Слатино. См. Слотино.

Слободка. См. Бужаниново.

Слотино (Слатино), село, находящееся в 15–16 верстах от посада по Александровской дороге. Дано в монастырь около 1453 года великим князем Василием Васильевичем по приказу его матери, великой княгини Софии, вместе с Чечевкиным и с другими Кинельскими (за Троицей к Александрову был Кинельский стан Переяславского уезда) селами княгини.

Смятьево. См. Выпуково.

Солониково. См. Мишутино.

Сорокино. См. Выпуково.

Степково. См. Глинково.

Тарбинское. См. Константиновское.

Тарбеево, бывшее село, находившееся в четырех верстах от Зубачева, над озером Тарбеевым. Дано было в монастырь, вероятно, тем Андреем Тарбеевым, которым дано было Дерюзино. Существовало как будто еще в 1764 году, хотя в грамоте Елизаветы Петровны и не упоминается. Когда прекратило существование – остается неизвестным. В 1764 году, при отобрании у монастырей вотчин, лавре дано было при ее Тарбеевском конном заводе, в лугу к озеру, шесть с долями десятин сенокосной земли (в число тех 30 десятин, которые предположено было намерять лавре вместе с архиерейскими домами для выгона скота).

Титково. См. Крестешники.

Топорково. См. Выпуково и Сватково.

Тураково, бывшее село, теперь деревня села Подсосенья, находящаяся в пяти верстах на восток от посада. Дано в монастырь в 1535 году, во время малолетства Ивана Васильевича Грозного, по приказу его отца Василия Ивановича. В 1618 году было еще селом; в 1623–1624 годах – деревня, что было сельцо, с двумя дворами крестьянскими и семью дворами бобыльскими. По грамоте Елизаветы Петровны – деревня Глинковского прихода (пришедши из-под Москвы под Троицкий монастырь, королевич Владислав имел первую остановку в селе Туракове и здесь, по словам Палицына, сильно перепугался со всеми своими Поляками, услышав благовест в монастыре к воскресной всенощной).

Усово, деревня, упоминаемая уже во времена преподобного Никона, находившаяся на речке Корбушке. По Писцовой книге 1684 года и по грамоте Елизаветы Петровны – Глинковского прихода, неизвестно когда переставшая существовать после 1752 года (луговина на правой стороне железной дороги по переезде врага Корбушки, по всей вероятности, представляет собою дворину нашей деревни).

Устиново-Евплово. См. Глинково.

Филимоново. См. Глинково.

Филипково. См. Зубачево.

Чарково. См. Подсосенье.

Чемоданово, по Писцовой книге 1587 года – деревня, по Писцовой книге 1623–1624 годов – пустошь. Находилась где-то недалеко от посада на север или северо-запад. Поляки при осаде монастыря имели в ней одну из своих застав.

Чечевкино, Чечевкина слободка, первоначально село, потом деревня. О даче его в монастырь около 1453 года см. Слотино. Теперь деревня Слободка Бужаниновского прихода.

Чернецкое. См. Константиновское.

Чернцово. См. Махра.

Чирково. См. Подсосенье.

Чурилково. См. Бебяково и Благовещенское.

Шарапово [Торопово на карте, стр. 342?], село, находящееся в [14–15?] верстах на юго-восток от посада. Дано некиим Андреем Шараповым игумену Зиновию (сначала Шараповское). В 1592 году при церкви села жили старицы. По Переписной книге 1725–1728 годов и по грамоте Елизаветы Петровны – к селу деревни Алексеево (Алексеевская), Шильцы, Ляпино.

Шильцы. См. Шарапово.

Шубино. См. Юдино.

Юдино, село, находящееся в шестнадцати верстах на север от посада, на Угличской дороге. Когда поступило в собственность монастыря – не имеем сведений. В грамоте Елизаветы Петровны говорится о нем: «в Мишутине стану селцо Орлово, что была деревня Июдкина, а по прежней ревизии село Юдино». По Переписной книге 1725–1728 годов – к селу деревни Шубино, Мехово, Личкино, Козлово, Зубцово, Новая, Погост, Борошково; по грамоте Елизаветы Петровны – только четыре первых.

Язвецово. См. Выпуково.

Федоровское, одно из бывших Ворских монастырских сел. Куплено игуменом Мартинианом вместе с селом Никольским у некоего Григория Федоровича. По грамоте Елизаветы Петровны и в настоящее время – деревня села Боркова.

Федоровское. См. Выпуково.



Оглавление

Богослужения

17 декабря 2018 г. (4 декабря ст. ст.)

Вмц. Варвары и мц. Иулиании (ок. 306). Прп. Иоанна Дамаскина (ок. 780). Прп. Иоанна, еп. Поливотского (VIII). Свт. Геннадия, архиеп. Новгородского (1505)1. Сщмчч. Алексия Сабурова, Иоанна Пьянкова, Александра Посохина и Николая Яхонтова пресвитеров, Василия Кашина диакона и с ним 10-ти мучеников (1918); сщмч. Димитрия Неведомского пресвитера, прмц. Анастасии Титовой, мцц. Екатерины Арской и Киры Оболенской (1937).
05:00  Исповедь 1-я смена
Разрешают: игум. МАНУИЛ, ФИЛИПП; иером. ГАВРИИЛ, ФИЛАРЕТ, ВАДИМ, АГАФОН, АРИСТАРХ, МОИСЕЙ, ФЕОДОСИЙ, СПИРИДОН 
Предтеченский храм
05:30  Ранняя Литургия
Успенский собор
06:30 Средняя Литургия
Троицкий собор

Частые вопросы

Интересные факты

По указу для Приказа
По указу для Приказа
6 февраля 1701 года, исполняя указ Петра I о сборе с церквей и монастырей