У стен Лавры

Троице-Сергиева Лавра... Достаточно лишь упомянуть об этом до­стославном месте, как целая вереница событий, образов, воспомина­ний — одно ярче другого — приходит на ум и волнует сердце. Действи­тельно, есть ли еще в нашей стране такая обитель, которой православ­ные люди могли бы гордиться больше, чем детищем преподобного Сер­гия Радонежского? Есть ли в Греции или любой стране Ближнего Во­стока монастырь, имеющий такую же мировую славу? Проходят де­сятки лет, совершаются великие перемены, жизнь то бурлит, то входит в более или менее спокойное русло—а Лавра, как твердыня правосла­вия, красуется в центре необъятного и могучего государства, и гряду­щие поколения будут подобно нам, с восхищением и любовью взирать на эти святые стены.

9HkDad9qGbU.jpg

Значение Лавры и ее великого основателя широко и многосторонне. Общеизвестно, что преподобный Сергий — один из наиболее почитае­мых в Русской Церкви святых — был деятельным участником в про­цессе собирания русских земель под власть Москвы и духовным руко­водителем наших предков в борьбе их с поработителями — татарами. Троицкий монастырь представлял в свое время несокрушимую кре­пость, охранявшую пути с севера к Москве, и явился родоначальником многих других монастырей, расположенных в различных уголках Руси. Хозяйственная и просветительная деятельность русских монастырей яв­ляется также одной из' неоспоримых заслуг их перед историей, и оби­тель преподобного Сергия занимала и в этом деле одно из первых мест. Лавра представляет собой, .наконец, редчайшую национальную сокровищницу архитектуры и искусства, где на небольшом простран­стве сконцентрированы памятники мировой известности. Будет спра­ведливо сказать, что своей многогранной ценностью Троице-Сергиева Лавра прекрасно отобразила неиссякаемые творческие силы и выдаю­щиеся черты нашего великого народа: Лавра — это творение светлых умов и талантливых рук.

Но в какой бы связи ни думать о Лавре, обязательно унесешься мыслью на шесть веков назад, в феодальную Русь XIV столетия, когда московские земли еще терялись малыми своими размерами в хаосе остальных княжеств. Небольшой городок, которому суждено будет сыграть выдающуюся роль в мировой истории, постепенно возвышает­ся. Умные и энергичные князья умело действуют в трудной обстановке. Православная Церковь в лице Московских Митрополитов оказывает им постоянное и необходимое содействие. Вот снова путешествует в орду Первосвятитель Алексий, мудрый старец, разрушающий уже в который раз хитросплетения недругов и завистников. Вот с важными поручениями направляется то в Нижний-Новгород, то в Рязань сам игумен- патриот. Каменные стены, только что сменившие деревянную ограду вокруг Московского Кремля, служат многообещающим символом. И уже недалек тот день, когда под знаменем Москвы зародится на Ку­ликовом поле русская военная слава...

***

Стоит только представить себе мысленным взором первые дни оби­тели, полной молитвы, труда и благочестия, как в самую смятенную душу снизойдет умиротворение... Кругом леса и перелески. Столетние деревья горделиво устремили ввысь свои раскидистые вершины. Не­умолчное пение птиц встречает каждое утро. Порой проберется сквозь чащу бурый медведь, промчатся по полянам быстроногие лоси. И среди этого мира девственной природы уже несколько лет жительствует пре­подобный Сергий, от юности возлюбивший Бога паче всего и 23 лет приявший ангельский образ. Смиренный молитвенник соорудил соб­ственноручно маленькую церковь во имя Живоначальной Троицы. В ней деревянные сосуды, облачения из простой ткани, лучины вместо све­чей.

Сурова подвижническая жизнь, и малолюдна еще братия. Тесные кельи служат убежищем для короткого сна и укрытием от непогоды. И сам зачинатель обители бывший «в пениях, бдениях и пощениях» примером своим ученикам, самоотверженно трудится топором и лопа­той, ободряя и согревая лаской каждого из монашествующих.

Несмотря на все старания преподобного остаться в безвестности, растет слава небольшой обители, и все новые и новые строения воз­двигаются неподалеку от первой кельи. Негромкие удары в чугунное било собирают братию в низенькую и тесную Троицкую церковь. С по­мощью христолюбцев из мирян монастырь обносится сперва деревян­ным тыном, а потом и стеной. Над вратами сооружается вторая цер­ковь во имя св. вмч. Димитрия Солунского, ангела великого князя Дмитрия Ивановича, с которым преподобный Сергий был особенно духовно близок.

Около обители и маленьких городков Радонежа и Хотькова возни­кают селения и починки—Клементьево, Подсоснино и другие. Широкая дорога, связывающая северные города с Москвой, пролегла совсем близко от монастыря. Великий патриот и бессребренник кончает свое земное странствование с пророческой уверенностью в том, что место, избранное им для спасения христианских душ, украсится и процветет.

***

Начало XVII века. Троице-Сергиев монастырь — первоклассная кре­пость Московского государства. Неприступные каменные стены и мас­сивные башни, возле которых раскинулись крохотные низкие домики посада и соседних сел, производят внушительное впечатление. Широ­кий и глубокий ров, пролегающий перед восточной и отчасти северной стенами, еще более отграничивает укрепления от местности. Крепость снабжена всеми видами тогдашнего оружия и сурово возвышается в полной готовности. Вот появились в окрестностях польско-литовские шайки вместе с изменниками — «богоборцами», переметнувшимися к «темному державцу». Яростно, но тщетно бросаются они на штурм. Воеводы и защитники монастыря на-чеку. Резкий звук сполошного колокола…, и на головы озверевших вражеских войнов обрушиваются камни и скатываются бревна, льется смола и кипяток. На стенах воз­никают облачка распушенной извести, из одного за другим окошек бойниц вылетают многофунтовые ядра. Широкоплечий монастырский служка, наспех отирая рукавом подрясника струящийся по лицу пот, зачерпывает громадным ковшом булькающий в котле вар.

Осаждающие дрогнули. Тогда распахиваются внезапно малые во­рота, и, предводительствуемые монахами в шлемах и кольчугах, броса­ются русские люди преследовать неприятеля. Любовь их к родной зем­ле так велика, ненависть к супостатам так клокочет в их груди, что простой клементьевский мужик-тяглец Никон Шилов, простоволо­сый, в заплатанной крестьянской одежде, не имевший прежде понятия о ратном деле, бежит в первом ряду и яростно размахивает вилами, величественный в своем гневе и отваге... А архимандрит Иоасаф и старцы преклонили колени перед ракой преподобного и молятся горя­чо, со слезами об одолении врагов. И верится, что сам основатель оби­тели незримо присутствует среди героев, вдохновляя их па правое дело.

***

В наши дни Лавра настолько слилась с окружающей местностью, что совершенно утратила былой грозный вид. Время идет своим чере­дом, старое и новое оказываются в непосредственной близости. Еще с прошлого столетия новые дома и строения стали подступать к монастырю, тесниться около его стен и подниматься настолько, что их окна заглядывают за самые стены. Бывший Сергиев посад превратился в го­род Загорск, который растет и ширится с каждым годом. Если для современника Лавра не кажется уже диковинной по своей монумен­тальности, то тем не менее внешний вид ее красочен и интересен. Пе­ред приближающимся к ней с юго-восточной стороны (в этом направлении ведет дорога от железнодорожной станции) предстает целый городок с множеством различных зданий. Белые крепостные стены, солидные башни, и схожие одна с другой и разные одновременно, пыш­ные главы куполов, сказочная пестрота трапезной, многоэтажные кор­пуса позднейших строений и над ними, как некий венец, изумительная колокольня — все это составляет чудесный и своеобразный ансамбль. Тем и оригинальна Лавра в архитектурном отношении, что в ней в те­чение четырех веков {XV — XVIII) собрались лучшие образцы русского церковного зодчества, созданные первоклассными мастерами, такие как Троицкий и Успенский соборы, упомянутая выше колокольня и др.

Весьма интересно, выйдя из Святых или расположенных рядом Успенских врат (последние сооружены в середине XVII в. для прохож­дения богомольцев и называются так потому, что приходятся почти на­против Успенского собора. С их построением Святые врата стали-от­крываться только в торжественных случаях, например, при патриаршем или царском посещении), обойти территорию Лавры по направлению крестного -хода кругом. На северо-восточном углу ограды высится кра­сивейшая из всех (почему и называемая еще Красной) Уточья башня. Суровая и величественная во всей массе башня заканчивается ажур­ным каменным парапетом и увенчивается изящным трехъярусным вер­хом, на шпиле которого укреплена уточка. (Существует даже предание, что Петр Великий по время своего пребывания в Лавре забавлялся стрельбой в эту утку.)

Под горой, которая довольно круто обрывается к западу (что выну­дило сделать западную стену монастыря и некоторые секторы северной и южной гораздо большими по высоте, чем восточная часть), вьется крохотная речка Кончура, берега которой, как и соседние участки, возделываются местными жителями. Как всегда, у воды нашли себе раз­влечение ребятишки, потомки детворы, рассыпавшей некогда но доро­гам, ведущим к Лавре, знаменитый железный «чеснок», чтобы преградить путь коннице.

Кошошенная или Каличья (второе название произошло скорее всего от калитки, которая была во вратах этой башни), Плотничная (сезеро- западный угол), Водяная, Пятницкая (в настоящее время сохранилось всего девять) башни, помимо оборонного назначения, использовались и для хозяйственных целей. К Пятницкой башне велся во время осады вра­жеский подкоп, который и был совершенно разрушен замечательным подвигом крестьян-героев Шилова и Слоты. В 50-х годах XVII в., после разгрома польско-шведской интервенции, все башни были перестроены так что ни одна из них не сохранила первоначального облика.

***

Патриотическая деятельность Троице-Сергиева монастыря проходит красной нитью через всю его историю и у нас, переживших только-что Великую Отечественную войну с немецкими захватчиками, вызывает особенное восхищение. Молитвами, напутствиями, воззваниями, людь­ми, деньгами, ценностями — всем, чем только могли, безотказно и ши­роко помогали руководители Лавры Родине и своему народу. Духовное руководство Преподобного Сергия в одержанной блестящей Куликов­ской победы не подвергается никакому сомнению. И почти каждый из нас, едва заучившись читать, воспринял этот факт через известную картину, на которой 'великий молитвенник Руси благословляет на по­двиг коленопреклоненного московского князя. Как восхищаемся мы .по­ступком келаря Авраамия Палицына, который предложил строптивым казакам атамана Заруцкого, стоявшим под стенами столицы и требовавшим немедленного вознаграждения за ратную службу, лаврские со­суды и драгоценные предметы в уплату, лишь бы сохранить столь необ­ходимое в тот момент единство! От страдальца-патриарха Гермогена через Лавру тянутся нити в Нижний Новгород, к доблестному ополче­нию Минина и Пожарского. Можно еще и еще развертывать хартию славных дел монастыря: не говоря уже о том, что Лавра никогда не принимала сторону самозванцев и всяких претендентов против закон­ных правителей, чем грешили в ту пору многие видные представители феодальной знати, ею оказывалась щедрая помощь государству во вре­мя справедливых войн России. Так в годы Великой Северной войны со шведами монастырь передал Петру I 400 тысяч рублей. В войну 1812 г. Лавра пожертвовала 70 тыс. рублей ассигнациями, 2 500 руб. сереб­ром, слитки металла и т.п.

Гак через прекрасную историю Троицкой обители героическое прош­лое перекликается с величественным настоящим, когда наш великий народ в братском союзе с другими народами, населяющими громадное и многонациональное Советское государство, снова не щадит сил и по­ступается многим, чтобы сделать свое Отечество могущественнейшей и 'богатейшей страной в мире.

Георгий Александров

Источник: Журнал Московской Патриархии, № 6 1946 г.


STSL.Ru



16 Апреля 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...
Пасхальная иллюминация на колокольне
Пасхальная иллюминация на колокольне
19 апреля 1913 г., на Пасху последнего предвоенного года (перед Первой мировой войной), жители Сергиевского посада и многочисленные паломники стали свидетелями иллюминации, устроенной на колокольне Троице-Сергиевой Лавры...