Сокровенный сердца человек

Сокровенный сердца человек

Умершие продолжают и на земле жить
в памяти живущих через добрые дела свои.

Святитель Феофан Затворник


Познакомилась я с отцом Георгием 26 марта 1990 г., в тот день он защищал магистерскую диссертацию, тема которой была «Святитель Феофан и его учение о спасении». После всех мероприятий по этому случаю мы с Галиной Ивановной Колобаевой дождались отца Георгия у входа на территорию МДА и поздравили его с успешной защитой. С этого времени, если мне приходилось приезжать в Лавру, я подходила к отцу Георгию на исповедь. Более тесное общение с батюшкой началось после кончины в 1991 году духовника Жировичского монастыря схиархимандрита Иоанна (Маслова). В течение шести лет жизнь сестер проходила под духовным руководством отца Иоанна, который делил с нами все радости и горести. Кончина отца Иоанна стала большим испытанием и тяжелейшей утратой не только для его многочисленных духовных чад, но и особенно – для сестер. По времени она совпала с перемещением сестер в возрождаемую Полоцкую обитель.

Поскольку на новом месте не было духовника, насельницы Полоцкого монастыря обращались за духовными советами к лаврским отцам. Зная, что отец Георгий и отец Иоанн были духовно близкими людьми, многие сестры начали обращаться за духовной поддержкой к отцу Георгию. Помимо исповеди и общений, отец Георгий всегда с большим желанием вместе с монахинями ездил на могилку схиархимандрита Иоанна и служил панихиды. Духовное окормление и поддержка полоцких сестер продолжались до самой кончины отца Георгия.

На его отпевание приехали игумения Спасо-Евфросиниевского монастыря матушка Анфиса (Шевердяева) с насельницами обители, (ныне настоятельница Березвичского Свято-Михайловского монастыря). Всю ночь духовные чада находились у гроба с телом почившего всеми любимого батюшки в Духовском храме Лавры. Читалось Евангелие, служились панихиды и заупокойные литии. Перед поздней Литургией гроб с телом отца Георгия был перенесен в Успенский собор. Колокольный звон, Божественная Литургия, чин монашеского отпевания, надгробные слова и речи – всё осталось в памяти как тёплые, трогательные минуты прощания с отцом Георгием. Происходящее было похоже больше на прославление, чем на погребение. Похоронили батюшку на монастырском кладбище, около храма в деревне Деулино.

Незабываемое впечатление на меня произвел архив почившего. Большое участие относительно келейного архива отца Георгия проявил архимандрит Макарий (Веретенников). Было необходимо систематизировать архив для передачи в библиотеку МДА. Отец Макарий попросил Галину Ивановну Колобаеву и меня помочь в этом деле. В течение двух недель мы работали с материалами архива в келье батюшки в Варваринском братском корпусе. В доме, в котором жила мама отца Георгия, также находился архивный материал и небольшая библиотека. Нами все это было объединено в один общий архив. Домик являлся как бы «пустынькой» батюшки, здесь он любил уединяться, погружаясь в молитву и свои исследовательские труды.

В ходе систематизации архивного материала мы не переставали удивляться трудолюбию и усердию отца Георгия. Он разобрал по темам и составил картотеку на все собрания трудов святителя Феофана, Вышенского Затворника. Все это было переписано им от руки. Работа с архивом отца Георгия для нас с Галиной Ивановной была особым утешением и как бы продолжением общения с батюшкой. Если бы не работа с архивом, возможно, нам намного труднее было бы перенести его потерю. В знак благодарности за наше и без того благословенное послушание священноначалие Лавры благословило взять некоторые книги из книжного собрания отца Георгия для Полоцкой монастырской библиотеки.

Хотелось бы попытаться сказать несколько слов о той внутренней духовной красоте и подлинной духовности отца Георгия, которые мы ощущали, и которой учились, общаясь с ним, утешаясь его словами и молитвами. Невозможно было не прочувствовать небесную красоту и жизнь, которая лучилась из этого праведника.

Архимандрит Георгий был настоящим монахом-подвижником, опытно прошедшим путь молитвенного подвига, достойным преемником и продолжателем святоотеческого опыта. Все свои наставления и советы он, как правило, закреплял ссылкой на то или иное святоотеческое творение. Хочется отметить, что сочинение святителя Феофана «Путь ко спасению» отец Георгий считал настольной книгой для монашествующих. В ней обозначены идеи иноческого подвижничества и богообщения. Чтение трудов святителя Феофана и других отцов Церкви, отец Георгий считал обязательным для всех стремящихся к совершенству. Христианская жизнь, таинство покаяния, действие благодати Божией, богоугождение, богообщение, безмолвие – какое место это имеет в жизни современных иноков и каким образом приобретается – были главными темами в общении отца Георгия с монашествующими.

Кроме тщательного изучения теории – творений святых подвижников и учителей – отец Георгий в реальной жизни воплощал их наставления, приобретая бесценный опыт. Благодаря этому опыту его слово имело особую глубину и силу для ищущих путей богообщения.

Батюшка вел очень сосредоточенную, внимательную духовную жизнь, которую не выставлял напоказ. Он был как бы и здесь, на земле, весь проникнутый духовными проблемами чад своих и их решением, но в то же время – в ином мире, в мире Божьего присутствия.

Глубокая сердечность, простота, искренность, правдивость, нелицеприятие и бережное отношение к душе привлекали к отцу Георгию множество людей – и мирян, и монашествующих. К тем, кто доверял ему свою душу, батюшка относился с большой ответственностью. Побывав однажды у него на исповеди, невозможно было не прийти вновь. Ни одна деталь духовной жизни не ускользала от его пристального взора. Каждое слово отца Георгия было обдуманно, точно, он никогда не давал советов «сгоряча», всегда молился, прежде чем что-либо посоветовать или сказать. Общение с отцом Георгием вдохновляло на духовную жизнь, оно было живым, интересным и содержательным, давало пищу уму и сердцу. Он изо всех сил старался привить любовь ко всему духовному. Батюшка очень бережно относился к душе каждого человека, тактично и ненавязчиво делал замечания и старался вразумить. Из любого общения с ним можно было извлечь духовную пользу. Если отец Георгий видел кого-то расстроенным, то он старался найти слова утешения, с большим участием мог разделять радости и скорби ближних. Его речь всегда была тихой и ровной. Батюшка имел «дух мирен», о котором говорил преподобный Серафим Саровский, и поэтому общение с ним помогало обрести душевное спокойствие, в какой бы трудной ситуации кто бы ни оказался.

Общение с отцом Георгием почти никогда не ограничивалось только одной исповедью. Батюшка любил совершать прогулки вдоль Успенского собора, Духовной Академии, лаврских стен с теми, кто нуждался в его совете или наставлении. Во время таких прогулок он много рассказывал о своих путешествиях на Новый Афон, о встречах с подвижниками и, особенно, о Глинских старцах, которые там жили после закрытия их Пустыни. Кроме того, батюшка делился впечатлениями о своей работе над составлением жизнеописаний и о подготовке материалов к канонизации преподобных Кирилла и Марии Радонежских, Антония Радонежского, Варнавы Гефсиманского и других святых. Подобные содержательные рассказы отца Георгия вдохновляли и настраивали на духовный лад, а примеры из благочестивой жизни подвижников были ответами на многие вопросы.

Не оставлял своим попечением отец Георгий и тех, кто находился на расстоянии. Когда не предоставлялась возможность встречи с ним, то батюшка писал или же звонил. Он очень серьёзно и ответственно относился к духовной жизни своих чад, и, дав совет, всегда старался держать ситуацию под контролем, корректируя свои наставления в случае необходимости.

Вся жизнь отца Георгия была непрестанным хождением перед Богом. Он избегал славы, всеобщего признания, похвалы. Если батюшка замечал, что кто-либо начинает проявлять какие-то восторженные чувства по отношению к нему, он сразу старался скрыться, уйти, как бы «раствориться».

Как пастырь отец Георгий был настоящим помощником и сведущим в глубинах духовного пути руководителем. Благоговейно предстоя во «святая святых» – душе ближнего, батюшка понимал, врачевал, направлял, поддерживал, возводил ее ко Христу. Он с отеческой любовью наставлял, как правильно устроить свою внутреннюю жизнь, как готовиться к исповеди и Причастию, как возрастать в молитве, какие душеполезные книги читать, при этом настоятельно советовал иметь духовного руководителя.

В духовном руководстве батюшка, в первую очередь, старался глубоко и тонко понять все особенности души обращавшегося к нему. Он давал такие советы, которые были бы действительно исполнимы для того или иного лица и помогали бы приближаться к Богу именно в той среде, куда человек поставлен Промыслом Господним. Отец Георгий не требовал достижения аскетических высот на первоначальном этапе общения, но для тех, кто был к этому готов, указывал дальнейший путь к духовному совершенству. Если тема разговора на исповеди касалась третьего лица, отец Георгий всегда делал акцент на том, что необходимо отличать человека от греха или немощи, владеющей им.

В беседах с ним поражало, насколько он глубоко и подробно мог чувствовать внутреннее состояние души. Все у него сводилось к главному – спасению. Удивляло то, как он чутко улавливал духовные потребности человека, сердечно и терпеливо разъяснял все вопросы и недоумения. Много труда вкладывал батюшка в душу каждого пришедшего к нему, показывая ступени на пути к Богу и характер борьбы с внешним и внутренним злом. В общении с ним душа ощущала благодать Божию, перед ней открывалась вся красота трудного, но благодатного пути духовной жизни, разрешались проблемы, обретался душевный мир.

Особое внимание в своих поучениях отец Георгий уделял молитве, считая ее царицей духовной жизни, точка опоры которой – смирение. «Дело молитвы есть первое дело в христианской жизни. Молитва дыхание духа. Есть молитва – живет дух; нет молитвы – нет жизни в духе» – эти слова святителя Феофана Затворника батюшка часто цитировал своим чадам.

Что касается монашествующих, то мысли отца Георгия были созвучны с мыслями святителя Феофана: «Дело братий покорствовать во всем своему настоятелю и отцу; точно и тщательно исполнять служение и послушание свое, потому что тем строится и стоит целое; между же собою пребывать всегда в братском союзе, мире, любви, смиренном взаимнопредпочтении, в общении духовном, во взаимном содействии, вразумлении и укреплении; не соблазнять и не соблазняться, не обижать и не обижаться». К этим словам святителя, наставляя монашествующих, отец Георгий обращался не раз.

Изучив все литературное наследие святителя Феофана, выбрав самые важные для духовной жизни мысли и расположив их по темам, отцом Георгием была составлена книга под названием «Симфония по творениям святителя Феофана». По Божию Промыслу автор «Симфонии…» архимандрит Георгий (Тертышников) был призван в обители небесные ранее издания этого труда. Окончательно рукопись была подготовлена к печати уже после его смерти. Все труды архимандрита Георгия, посвященные святителю Феофану всегда актуальны и имеют большую ценность для всех нас: они содержат советы и мудрые наставления, так необходимые всем православным христианам, и способствуют тому, что духовное наследие святителя Феофана может пониматься глубже, перечитываться, осмысливаться и применяться в жизни чадами Церкви Божией.

…Незаметным, тихим, скромным, почтительным запечатлелся образ батюшки в сердцах всех тех, кто приходил к нему. Он жил сокровенной, внутренней жизнью, той жизнью, о которой говорится в послании апостола Петра: «Да будет украшением вашим… сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом» (1 Пет. 3, 4). Общение с отцом Георгием для меня было и есть нежданным драгоценным подарком Божьим, радостью и утешением, которое продолжается и после кончины батюшки светлой памятью и теплой молитвой, которую не только я, но и все сестры Полоцкой обители, вспоминающие его, реально ощущаем по сей день.

Пусть же Господь упокоит душу приснопамятного архимандрита Георгия в селениях праведных и сотворит ему вечную память!


монахиня Сергия (Бульчик), насельница
Полоцкого Спасо-Евфросиниевского монастыря

11.07.2015 г.


16 Мая 2018

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

По указу для Приказа
По указу для Приказа
6 февраля 1701 года, исполняя указ Петра I о сборе с церквей и монастырей
103 года Доходному дому
103 года Доходному дому
103 года назад Троице-Сергиева Лавра завершила строительные и отделочные работы в четырехэтажном каменном здании на углу Красногорской площади и Александровской...
Возвращение Лавре монастырских зданий
Возвращение Лавре монастырских зданий
2 сентября 1956 года Постановлением Совета Министров РСФСР №577 Свято-Троицкой Сергиевой Лавре возвращено 28 зданий ( с учетом переданных в 1946 -1948 годах)...
Освящение надвратной Церкви после пожара
Освящение надвратной Церкви после пожара
14 июня (н.ст.) 1763 года в присутствии Екатерины II...
Визит Петра I
Визит Петра I
10 июня (н.ст.) 1688 года шестнадцатилетний Петр I посетил Троице-Сергиев монастырь. Юного царя сопровождала свита из тридцати думных людей...