Ранние изображения преподобного Сергия в Троице-Сергиевом монастыре и за его пределами

А.С. Преображенский

Исследователи иконографии русских святых неоднократно обращались к ранним изображениям преподобного Сергия Радонежского, создававшимся в первые годы и десятилетия его общерусского почитания. Однако эти памятники, насколько нам известно, никогда не рассматривались системно, т.е. не изучались как произведения, которые, принадлежа к определенным типологическим группам и иконографическим типам, синтезируют и раскрывают важнейшие грани образа святого в пределах основанного им монастыря и в непосредственной близости от его гробницы. 


Преподобный Сергий Радонежский с житием

Между тем преподобный Сергий - не просто один из наиболее чтимых московских, а затем общерусских святых, но и первый в ряду прославленных Церковью «московских» преподобных, а также один из первых московских святых вообще. К моменту обретения его мощей в 1420-е годы на территории великого княжества Московского и контролируемых им земель кроме святителя Леонтия Ростовского, культ которого восходит к домонгольскому периоду, чтился, по существу, один местный святой - канонизированный в 1339 году митрополит Петр. К 1430-1440-м годам относится прославление второго московского святителя - Алексия. Таким образом, мы можем говорить лишь о трех святых, прославленных в Москве к середине XV века. Вряд ли есть основания сомневаться в том, что первые образы этих святых, сконцентрированные вокруг их гробниц, послужили импульсом и основой для дальнейшего развития московской и в значительной степени общерусской традиции, как иконографической, так и богослужебной. Однако памятники, отражавшие и формировавшие почитание двух московских митрополитов на раннем этапе его истории, сохранились весьма плохо. В этих условиях древнейшие изображения преподобного Сергия, уцелевшие в сравнительно большом количестве, позволяют реконструировать московскую модель почитания местного подвижника, точнее - ее изобразительный аспект.


В нашем распоряжении нет никаких данных ни о первых единоличных иконах преподобного Сергия, написанных для его монастыря, ни о том, каким образом была создана иконография святого (наиболее вероятно ее конструирование с опорой на сообщения его современников, хотя нельзя исключить личного знакомства автора первой иконы с преподобным и даже существования прижизненных изображений Сергия вроде написанного Дионисием Глушицким «живописного образа» Кирилла Белозерского). Вероятность существования таких единоличных икон весьма велика, поскольку вскоре после обретения мощей преподобного его образ появляется на предметах богослужебной утвари (об этом свидетельствует гравированное изображение святого на «застенке» оклада происходящего из Троице-Сергиева монастыря Евангелия боярина Фёдора Кошки; по мнению Г.В. Попова, «застенок» был добавлен к более раннему окладу в конце 1420-х- начале 1430-х годов). Однако создание большинства древнейших изображений святого, судя по всему, было связано с оформлением его гробницы в Троицком соборе сразу после обретения мощей преподобного и строительства каменного храма. Эти произведения в типологическом отношении делятся на несколько категорий:

Образы преподобного Сергия на шитых покровах для его раки. Знаменитый покров с образом преподобного, датируемый 1420-ми годами, по-видимому, является не только древнейшим сохранившимся памятником такого рода, но и самым первым лицевым покровом на раку Сергия.


Покров с образом прп.Сергия. 20-е годы XV в.
Ризница Троице-Сергиевой Лавры

Это произведение не вписывается в византийскую традицию украшения чтимых погребений и, подобно другим шитым, скульптурным или живописным образам, создававшимся для рак русских чудотворцев, восходит к западноевропейским надгробиям- «жизанам», которые чаще всего отмечали погребения неканонизированных лиц, но могли украшать и гробницы святых. Не исключено, что одновременно с древнейшим покровом для деревянной раки Сергия была создана крышка с живописным образом святого. Косвенным указанием на существование такого предмета служит сохранившийся золотой оклад для живописной крышки более поздней серебряной раки (1585). Поскольку деревянные и металлические раки XVI века (в том числе, раки московских митрополитов) имеют крышки с рельефными фигурами святых, можно думать, что отличающаяся от них крышка раки 1585 года в общих чертах воспроизводит прототип XV века. Существует вероятность того, что древнейший шитый покров Сергия Радонежского и гипотетическая крышка раки были в числе первых надгробий-«жизанов» русских святых.

Изображения преподобного Сергия в предстоянии Богоматери на престоле. К этой категории произведений относится знаменитая икона в собрании ГИМ, поступившая из Махрищского монастыря близ Александрова, но, видимо, попавшая туда сравнительно поздно. Е.С. Овчинникова не без оснований считала ее надгробным образом преподобного Сергия, со временем переданным в приписной Махрищский монастырь. Хотя не все исследователи соглашаются с датировкой памятника первой третью XV века, на наш взгляд, он действительно является одним из самых ранних отражений почитания Сергия Радонежского в иконографии. Композиция иконы Исторического музея с фигурой преподобного, сильно уменьшенной относительно Богоматери, восходит к широко распространенному типу византийского надгробного портрета. Махрищская икона свидетельствует о хорошем знакомстве московской культуры с этой схемой, которая на рубеже XIV-XV веков, вероятно, еще использовалась для создания надгробных изображений не только чтимых иноков, но и представителей московской знати. Нельзя исключить, что подобное изображение появилось рядом с погребением Сергия до обретения его мощей и соответствовало переходу от местного почитания подвижника к его официально признанному культу.

 
Преподобный Сергий в предстоянии Богоматери на престоле. 
Первая треть XV века. Государственный исторический музей

Трудно сказать, могла ли икона из Махрищского монастыря первоначально служить надгробной иконой Сергия, или же она только воспроизводит утраченное произведение с такими функциями. Весьма крупные размеры памятника не противоречат ни тому, ни другому варианту. Так или иначе, есть основания думать, что в Троицком соборе существовала подобная композиция, возможно, написанная на стене. На это указывают данные начала XX в., согласно которым при реставрационных работах 1904-1905 годов в Троицком соборе лавры были случайно найдены фрагменты древних росписей, в том числе - «над ракой Преподобного Сергия, на южной стене, где теперь икона "Видения Преподобному", - цельная фреска XV века "Богоматерь на престоле"». Точность датировки обнаруженной композиции вызывает серьезные сомнения. Однако найденный образ, очевидно, иконографически близкий махрищскому (т.е. включавший фигуру предстоящего Сергия, которая к 1900-м годам, скорее всего, была утрачена), вполне мог представлять собой повторение древней фрески, созданной при росписи Троицкого собора в 1420-х годах. Подобно другим композициям, ее, вероятно, воспроизвели при создании росписей 1635 года, которые, как считается, следуют программе XV столетия. К началу XX века тронный образ Богоматери был скрыт иконой «Сергиева видения», которая, в свою очередь, сменила местную икону на тот же сюжет, стоявшую над ракой еще в 1641 году. Следовательно, изображение Богоматери на престоле, как бы ни датировалась обнаруженная живопись, появилось раньше - скорее всего, задолго до повторной росписи Троицкого собора в 1635 году. Это делает вероятным и существование аналогичной надгробной иконы, которой мог быть сохранившийся махрищский образ, и появление копий фресковой композиции, к числу которых он также может относиться. Не менее вероятна, впрочем, и обратная ситуация: образ из Махрищского монастыря мог быть написан еще для деревянного Троицкого собора, а после строительства каменного стал образцом для надгробной фрески. Традиция создания подобных икон позднее была продолжена образами предстоящего тронной Богородице преподобного Никона Радонежского.

Сцены Явления Богородицы преподобному Сергию. Хотя изображения явления Сергию Богоматери и апостолов являются буквальной иллюстрацией эпизода из Жития преподобного, кажется вероятным, что иконографическая схема сюжета была смоделирована на основе иконографии надгробного портрета с фигурой покойного, стоя или на коленях молящегося Богоматери, и ходатайствующих за него святых-заступников (в данном случае апостолов Петра и Иоанна). Эта ассоциация, напоминающая о том, что драматургия средневековых видений часто опиралась на некую иконографическую традицию, знакомую визионеру, вряд ли случайна. Древнейшим произведением на этот сюжет, скорее всего, была небольшая икона, уже в 1440-е годы находившаяся при раке преподобного Сергия (она могла лежать на ней или стоять рядом). Согласно летописному сообщению, в 1446 году великий князь Василий II, укрывавшийся в Троице-Сергиевом монастыре, выступил навстречу преследовавшим его посланцам Дмитрия Шемяки, взяв «икону иже над гробом святаго Сергиа, Явление святыя Богородица с двема апостолома святому Сергию». Во второй половине XV - XVII веках этот сюжет использовался в разных ситуациях, но представления о его исконной связи с гробницей Сергия сохранялись довольно долго. Кроме сведений о большой иконе «Сергиева видения», которая согласно описи 1641 года стояла над гробницей преподобного, об этом свидетельствуют икона письма троицкого келаря Евстафия Головкина, написанная в 1588 оду на доске от древней раки Сергия, и два шитых надгробных покрова XVI века с этой сценой. Не исключено, что такие покровы существовали и в XV столетии.


Явление Богоматери преподобному Сергию, Св. Троица.
Первая треть XVI века, мастерские Троице-Сергиевой Лавры.
Резная икона из собрания Государственного Русского музея

Содержание сцены «Сергиева видения» во многом совпадает с символикой образа Сергия, предстоящего Богоматери на престоле. Внутреннее родство между одним из вариантов донаторского портрета и «исторической» сценой видения объясняется использованием общих мотивов молитвы и «личной теофании», явления Божества конкретному земному персонажу. Обе «теофанические» сцены связаны с темой основания храма и монастыря, ибо демонстрируют посещение обители или контакт ее основателя со сверхъестественным существом, которое, выступая в роли гаранта однажды установленных норм, возвещает монашеской общине духовное и материальное процветание. Это этиологические сюжеты, которые в глазах верующих сообщали определенной точке пространства (монастырю) предельную святость, явленную здесь в конкретный исторический момент, и легитимизировали дальнейшее существование обители.

Если в образе Богоматери на престоле с предстоящим Сергием преобладает мотив «восхищения» святого в небесные обители, обозначаемые тронным образом Богородицы - Царицы небесной, то сцена «Сергиева видения», выделенная из житийного цикла в самостоятельный сюжет, концентрирует внимание зрителя на реальных деяниях преподобного и на образе монастыря как святого места. Очевидно, именно по этим причинам житийный сюжет быстро вытеснил символическую сцену предстояния преподобного Богородице. Изображение чуда как исторического события и отсутствие ощутимой дистанции между Сергием и Богоматерью делало эту композицию более подходящей для эпохи формирования общерусского почитания радонежского преподобного и отражало особое положение Троицкой обители по сравнению с другими русскими монастырями.

Изображения преподобного Сергия на полях богородичных икон. Тема молитвенного общения преподобного Сергия с Богоматерью продолжается его изображениями на полях богородичных икон. Это памятники, чья программа, с одной стороны, обладает более камерными, «келейными» свойствами, а с другой стороны - несколько усложнена благодаря обращению к теме молитвы перед конкретным образом, чтимой иконой Богородицы. В первую очередь здесь стоит упомянуть икону Богоматери Владимирской из московской Гребневской церкви (ГТГ), датируемую первой третью XV века, т.е. практически современную тронному образу Богородицы из Махрищского монастыря. На левом поле этой иконы сохранились остатки небольшой фигуры, обращенной к Богоматери; судя по очертаниям, здесь был представлен персонаж в богослужебных или монашеских одеяниях. Несмотря на почти полную утрату живописи, видно, что поза изображенного, низко склоняющегося перед Богоматерью и Младенцем, передана очень свободно, без застылости, свойственной образам молящихся святых на полях более поздних икон. Согласно правдоподобному предположению Э.К. Гусевой, которая отождествила памятник с упомянутой в Описи Троице-Сергиева монастыря 1641 года местной иконой Троицкого собора, это изображение Сергия Радонежского. По-видимому, он же вместе с преподобным Онуфрием представлен на поле иконы Богоматери Одигитрии первой трети или первой половины XV века из монастыря св. Павла на Афоне. Композиция обоих памятников восходит к византийским иконам с расположенными на полях фигурами молящихся донаторов. В дальнейшем русскими мастерами будут создаваться аналогичные произведения с помещенными на полях образами других преподобных в молении Богородице (Кирилл Белозерский, Пафнутий Боровский и др.).

Циклы жития преподобного Сергия. Древнейшие иконы со сценами жития Сергия Радонежского, как известно, относятся к последней четверти XV века. Судя по существующей росписи Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры, повторяющей программу 1420-х годов, в первоначальной росписи собора житийный цикл Сергия отсутствовал. Тем не менее, появление такого цикла в расписанной около 1463 года новгородской Сергиевской церкви служит косвенным свидетельством существования аналогичного явления в московском искусстве. Скорее всего, с его разработкой связано и формирование иконографии сцены «Сергиева видения», отдельные изображения которого появились не позднее 1440-х годов. Нельзя исключить, что к этому времени в Троице-Сергиевом монастыре существовала житийная икона святого и что сохранившийся житийный образ последней четверти XV века заменил собой более раннее произведение. По-видимому, цикл жития Сергия был первым житийным циклом московского святого, вслед за которым возникли житийные образы других московских чудотворцев.

 
Преподобный Сергий Радонежский, с житием. Конец XV века. 
Икона Троицкого собора Троице-Сергиевой Лавры. Вклад царя Ивана IV

Несмотря на фрагментарность данных о древнейших образах преподобного Сергия и сугубо гипотетический характер высказанных нами идей, можно указать на некоторые особенности формирования его иконографии.

1. Есть основания полагать, что уже к середине XV века иконография Сергия Радонежского была представлена большим количеством и широким типологическим спектром произведений, среди которых могли быть и житийные иконы преподобного.

2. Многие важнейшие изображения Сергия, созданные в 1420 -1440-е годы, были непосредственно связаны с ансамблем гробницы преподобного - ситуация, вполне типичная для русской средневековой культуры, но в случае с образами Сергия Радонежского впервые фиксируемая конкретными памятниками.

3. Значительная часть вновь созданных композиций основывалась на утвердившихся схемах, связанных с традициями донаторской иконографии, но переосмысленных и получивших более высокий сакральный статус, поскольку образ донатора замещался образом почитаемого подвижника или признанного святого.

4. В ранних произведениях, посвященных Сергию Радонежскому, фактически не отражена тема Святой Троицы. Образ Сергия ассоциируется скорее с почитанием Богородицы, играющим центральную роль в религиозной жизни Москвы, с идеей покровительства Богородицы Троице-Сергиеву монастырю и с темой физического и духовного присутствия преподобного в своей обители.

Особенности иконографии Сергия Радонежского в значительной степени определили пути развития иконографии других московских святых. 
 

Источник: А.С. Преображенский. Преподобный Сергий Радонежский и образ Святой Троицы в древнерусском искусстве: Тезисы докладов научной конфе­ренции; Музей имени Андрея Рублева, 11-12 декабря 2013 г. / Ред. и сост. Н.И. Комашко. - М.: МАКС Пресс, 2013. С. 76-85.

14 Июня 2018

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

По указу для Приказа
По указу для Приказа
6 февраля 1701 года, исполняя указ Петра I о сборе с церквей и монастырей
103 года Доходному дому
103 года Доходному дому
103 года назад Троице-Сергиева Лавра завершила строительные и отделочные работы в четырехэтажном каменном здании на углу Красногорской площади и Александровской...
Возвращение Лавре монастырских зданий
Возвращение Лавре монастырских зданий
2 сентября 1956 года Постановлением Совета Министров РСФСР №577 Свято-Троицкой Сергиевой Лавре возвращено 28 зданий ( с учетом переданных в 1946 -1948 годах)...
Освящение надвратной Церкви после пожара
Освящение надвратной Церкви после пожара
14 июня (н.ст.) 1763 года в присутствии Екатерины II...
Визит Петра I
Визит Петра I
10 июня (н.ст.) 1688 года шестнадцатилетний Петр I посетил Троице-Сергиев монастырь. Юного царя сопровождала свита из тридцати думных людей...