Преподобный Андрей Рублев: биография, произведения, источники, литература

Сведения о жизни и творчестве Андрея Рублева крайне скудны. Однако по сравнению с данными о других живописцах XII–XV веков они многочисленны, что свидетельствует о признании его таланта современниками и потомками на протяжении трех веков.


Преподобный Андрей Рублев. Житийная икона

На основании источников, некоторых косвенных данных и сохранившихся произведений художника его научная биография может быть представлена в следующем виде.

Предполагаемая дата рождения Рублева — около 1360 года. Нет никаких сообщений ни о месте его рождения, ни о его родителях. Неизвестно даже имя художника, так как Андрей — его второе, монашеское имя. Предположение о принадлежности Рублева к ремесленно-иконописной среде имеет право на существование, но вряд ли будет когда-нибудь доказано. Учитывая новые данные об общественном положении некоторых древнерусских художников, нельзя исключать возможности его происхождения из еще более просвещенных социальных слоев. О годах приобщения Рублева к мастерству живописи и о начале его творческого пути также нет никаких сведений.

Самые ранние документальные свидетельства о художнике содержат летописи. Под 1405 годом Троицкая летопись 1412–1418 годов сообщает: «Toe же весны почаша подписывати церковь каменую святое Благовещение на князя великаго дворе, не ту, иже ныне стоит, а мастеры бяху Феофан иконник Гръчин, да Прохор старец с Городца, да чернец Андрей Рублев, да того же лета и кончаша ю» [1].

Роспись 1405 года просуществовала недолго, так как уже в 1416 году Благовещенская церковь была полностью перестроена (Кучкин В. А. К истории каменного строительства в Московском Кремле в XV в. — В кн.: Средневековая Русь. [Сб. ст.] М., 1976, с. 293–297).

Анализ текста летописного свидетельства позволяет сделать следующие выводы. Во-первых, к 1405 году Рублев — знаменитый мастер, около десяти лет проработавший в Москве и ее окрестностях; о последнем говорит тот факт, что летописец счел нужным сообщить наряду с монашеским именем прозвищное отчество художника, под которым он приобрел известность, а также подчеркнул немосковское происхождение Прохора. Во-вторых, монашеский постриг художник принял незадолго до 1405 года, — условно, на рубеже веков, — то есть стал монахом уже в зрелом возрасте (об этом свидетельствует наименование его «чернецом», наличие антитезы «старец — чернец» и сочетание монашеского имени с прозвищем). В-третьих, нет оснований говорить о том, что Феофан был ведущим мастером, которому принадлежал общий замысел и иконографическая программа росписи; летописец перечисляет художников явно в порядке старшинства по возрасту. Учитывая предполагаемый возраст Феофана (не менее 70 лет) и упоминание в письме Епифания Премудрого к Кириллу Тверскому около 1415 года благовещенских композиций «Апокалипсис» и «Древо Иессеево» («Корень Иессеев»), видимо наиболее поразивших писателя (Епифаний Премудрый о Феофане Греке. — В кн.: Вздорнов Г. И. Феофан Грек. Творческое наследие. М., 1983, с. 43), можно предположить, что Феофаном в церкви Благовещения были расписаны алтарь и нижняя зона (или ее часть) храма, а остальная часть декорации была, возможно, выполнена Прохором с Городца (о котором нам ничего неизвестно) и Рублевым. Нет никаких оснований трактовать летописный текст о Прохоре с Городца и Андрее Рублеве в объединительном смысле, то есть Рублев тоже с Городца, как это предлагает В. А. Плугин (Плугин 2001, с. 30).

Место пострижения художника достоверно неизвестно, но наверняка это был один из московских монастырей, скорее всего Спасо-Андроников (основан, вероятно, в 1358–1359 годах). Известно, что к концу жизни Рублев был старцем Андроникова монастыря, что здесь он скончался и был погребен. К тому же, выявленная Б. М. Клоссом особая, III редакция Жития прп. Сергия Радонежского [2] называет второго игумена этой обители Савву в качестве учителя Андрея в монашестве. Следует категорически отвергнуть неоднократно приводившееся в литературе мнение о начале монашеского пути художника в Троице-Сергиевом монастыре.

Есть все основания считать, что до 1405 года Рублев работал в Успенском соборе на дворе удельного князя Юрия Дмитриевича в Звенигороде.

Под 1408 годом та же Троицкая летопись сообщает: «Мая в 25 начаша подписывати церковь каменую великую соборную святая Богородица, иже во Владимире, повелением князя великаго, а мастеры Данило иконник да Андрей Рублев» [3].

Стенопись 1408 года сохранилась частично; это единственный документально подтвержденный и точно датированный памятник в творческом наследии художника. Фрески Успенского собора выполнены Рублевым совместно с Даниилом, притом имя последнего летописец поставил на первое место. Отсюда можно предполагать, что Даниил был старшим по возрасту и опыту и, возможно, в начале XV века считался более известным художником. Несомненно, что замысел росписи в целом, ее иконографическая программа в равной мере принадлежат как Даниилу, так и Рублеву (которые, вероятно, согласовали ее с ростовским архиепископом Геннадием, бывшим на тот момент чем-то вроде местоблюстителя митрополичьего престола, см.: Плугин 1993, с. 160–161). Возможно, над росписью огромного Успенского собора художники работали не один, а два сезона. В любом случае, их уже не было во Владимире в 1410 году, когда город был захвачен и разграблен татарами царевича Талыча и отрядом нижегородского князя Даниила Борисовича.

В 1408 году Рублев впервые упоминается вместе со своим «сопостником» Даниилом, в «духовном союзе» с которым он находился до самой смерти. Тесная духовная связь двух иконописцев началась гораздо раньше, так как, по свидетельству Иосифа Волоцкого, Даниил был учителем Рублева в живописном мастерстве [4]. Даниил явно был старше Андрея по возрасту, но вряд ли эта разница превышала пять-десять лет.

В искусствоведческой литературе принято именовать Даниила «Черным», но при этом не учитывается, что ни один из источников XV–XVI веков не сообщает нам прозвища Даниила. Сочетание «Даниил Черный» впервые встречается в тексте «Сказания о святых иконописцах» конца XVII — начала XVIII века — источника вторичного и малонадежного [5]. Если какой-либо исследователь принимает версию «Сказания», то он должен отождествить Даниила Черного с Симеоном Черным, расписывавшим в 1395 году вместе с Феофаном Греком церковь Рождества Богоматери в Московском Кремле, как это предлагал сделать еще И. Э. Грабарь (Грабарь 1926, с. 72). Невозможно представить появление в один короткий промежуток времени в одном месте двух известных живописцев с одинаковым прозвищем. В этом случае следовало бы считать, что Симеон — мирское имя Даниила. Однако такая идентификация представляется крайне сомнительной. Если Даниил имел прозвище, почти несомненно, его сообщил бы просвещенный составитель Троицкого свода (Епифаний Премудрый?), как это он сделал здесь же в отношении Андрея. Следует упомянуть, что аналогично — безо всяких на то оснований — «Сказание» именует Рублева «Радонежским».

К сожалению, мы знаем об иконнике Данииле еще меньше, чем о Рублеве (и лишь в связи с последним). Неясен и творческий облик Даниила, так как его художественное наследие оказалось полностью растворенным в творчестве его ученика и друга. Предположительно связываемые с именем Даниила части росписи Успенского собора во Владимире позволяют характеризовать его как выдающегося художника, мало в чем уступающего Рублеву.

После 1408 года в известиях об Андрее Рублеве и Данииле наступает длительный перерыв — до середины 1420-х годов.

Может быть, вскоре после 1416 года он выполнял какие-то работы в Благовещенском соборе в Московском Кремле (см.: Попов 1996, с. 62, прим. 4). Некоторые основания для такого предположения дает сообщение содержащейся в Летописце начала царства 1533–1552 годов повести о пожаре 1547 года, что в Благовещенском соборе «деисус Ондреева писма Рублева златом обложен … погоре» [6]. Вероятно, под «деисусом» следует понимать целый иконостас; не те ли это «Деисус, Праздники и пророки», которые в 1508 году великий князь Василий Иванович повелел «украсити и обложити сребром и златом и бисером»? (ПСРЛ, т. VI. СПб., 1853, с. 247).


Интереснейшие сведения о последних работах Рублева и Даниила содержатся в разных редакциях Житий прп. Сергия Радонежского и его ученика Никона, составленных Пахомием Сербом (Логофетом) в 1440–1450-х  годах. Они сообщают, что Даниил и Андрей были приглашены игуменом Троице-Сергиева монастыря Никоном для росписи каменного Троицкого собора. «Создав» церковь и украсив ее «многими добротами», Никон жаждал еще при своей жизни увидеть расписанным построенный им храм. Житие прп. Сергия говорит, что Никону пришлось упрашивать живописцев («умолени быша»), что со всей определенностью свидетельствует о том, что они никогда не были монахами Троицкого монастыря (это подтверждается «Отвещанием любозазорным» Иосифа Волоцкого, который несомненно отметил бы принадлежность художников к троицкой братии [4]. В. А. Плугин полагает, что главной причиной, по которой художники колебались принять предложение троицкого игумена, был свирепствовавший в 1425 году тяжкий и длительный «мор» (Плугин 2001, с. 411). Для находившихся в преклонном возрасте иконописцев отправиться в это время на трудную работу за многие десятки верст от своего дома было бы само по себе подвигом, но можно высказать предположение, что в Андрониковом монастыре уже началось строительство новой Спасской церкви, над украшением которой им также предстояло трудиться.

Жития свидетельствуют, что все работы по строительству и украшению собора проводились спешно, так что можно считать, что к росписи храма приступили через один год после окончания его строительства — срока, необходимого для просушки стен. К сожалению, Жития не содержат ни даты сооружения собора, ни времени его росписи, которые устанавливаются лишь косвенным путем. Вероятно, он был сооружен в 1422–1423 годах; в этом случае время работы Даниила и Андрея можно определить как 1424–1425 годы. Определенно работы были завершены до смерти их заказчика, игумена Никона, который скончался 17 ноября 1428 года, см.: Зимин А. А. Краткие летописцы XV–XVI вв. — Исторический архив, т. 5. М.—Л., 1950, с. 26. Ранее годом его смерти ошибочно считался 1427 год, так как опубликованная А. А. Зиминым дата переводилась по сентябрьскому летосчислению, см.: Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV — начала XV в. М., 1952, с. 764–765 («Хронологическая справка» И. А. Голубцова); Клосс Б. М. Заметки по истории Троице-Сергиевой лавры. — В кн.: [Сообщения Сергиево-Посадского государственного историко-художественного музея-заповедника. Вып. 7.] Труды по истории Троице-Сергиевой лавры. Отв. ред. Т. Н. Манушина. М., 1998, с. 5–6; ср.: Ульянов О. Г. Цикл миниатюр лицевого «Жития Сергия Радонежского» о начале Андроникова монастыря. — Памятники культуры. Новые открытия. Письменность. Искусство. Археология. Ежегодник. 1995. М., 1996 (далее как: Ульянов 1996), с. 190, 192, прим. 36.

Роспись Троицкого собора 1424–1425 годов не сохранилась, так как в 1635 году ввиду ветхости была заменена новой (Краткий летописец Святотроицкой Сергиевой лавры. СПб., 1865, с. 8). Однако ее иконографическая программа может в основной своей части быть реконструирована, поскольку мастера XVII века следовали иконографии древних стенописей (Чураков 1971; Брюсова 1995, с. 99–104). Фрески XVII века сохранились лишь частично, их состав известен благодаря описи 1777 года (см.: Воронцова 1909, Брюсова 1995, с. 149–150).

Хотя Жития ничего не говорят о том, писали ли Рублев с Даниилом иконостас для Троицкого собора, все исследователи (кроме Н. К. Голейзовского, см.: Брюсова 1995, с. 144, прим. 4) единодушны во мнении, что сохранившийся в храме комплекс принадлежит к рублевской эпохе и что в той или в иной степени Рублев и Даниил участвовали в его создании. Опираясь на сообщение Жития Никона о том, что Даниилу и Андрею помогали «прочие (некие) с ними», и анализ стиля икон, большинство ученых считают, что иконостас был написан большой артелью иконописцев, что «неких» было числом не менее 15–25 человек (Н. А. Демина, В. Н. Лазарев, Ю. А. Лебедева и другие). Между тем, тексты Жития не дают каких-либо оснований для подобного толкования; учитывая реалии Москвы в первой трети XV века, вряд ли «прочих» было больше полдюжины, а, вероятно, и меньше, которые, к тому же, скорей всего выполняли в основном подсобные работы (Житие не называет их даже учениками художников!).

После «совершения» работ в Троицком монастыре художники возвратились в Москву в Андроников монастырь, где, прожив еще несколько лет, украсили недавно возведенный каменный собор «подписанием чюдным». Эти росписи также утрачены, за исключением орнаментальных фрагментов в откосах оконных проемов алтарной апсиды.

Жития не сообщают времени построения церкви и ее украшения; эти даты устанавливаются косвенным путем. В Житии прп. Сергия говорится, что каменный собор был сооружен и расписан при игумене Александре, который стал настоятелем между 1410 и 1416 годами и умер не ранее 1427 года. Игумен Савва был еще жив около 1410 года, когда его имя последний раз встречается в источниках. Он был одним из свидетелей при составлении не позднее 14 мая 1410 года завещания Владимира Андреевича Серпуховского. См.: Духовная грамота князя серпуховского и боровского Владимира Андреевича. [Около 1401–1402 гг.] — В кн.: Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV–XVI вв. Подг. к печати Л. В. Черепнин. М.—Л., 1950, № 17, с. 50. В издании духовная датирована 1401–1402 годами; до Л. В. Черепнина общепринятой датой считался 1410 год. По мнению В. А. Кучкина (устно, 1999), оснований для отказа от традиционной даты нет. Имя игумена Александра впервые встречается в написанном в Спасо-Андрониковом монастыре Евангелии 1416 года ГИМ, Чертк. 256-4, см.: Описание рукописей собрания Черткова [в Государственном Историческом музее]. Сост. М. М. Черниловская, Э. В. Шульгина. Новосибирск, 1986, № 256, с. 63–64; Смирнова Э. С. Лицевые рукописи Великого Новгорода.  XV век. М., 1994, с. 33–34; Гальченко М. Г. Книгоописание в Спасо-Андрониковом монастыре и проблема второго южнославянского влияния на Руси в конце XIV–XV вв. М., 1994, с. 32. О дате его смерти см.: Строев П. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви. СПб., 1877, стлб. 169, № 9). Следовательно, собор был сооружен в этот временной промежуток (почти несомненно в 1420-е годы), а его росписи выполнены, вероятно, в 1425–1427 годах.

Житие прп. Сергия повествует, что старец Андрей вместе с игуменом Александром и другими старцами хорошо управлял монастырскими делами; это позволило сделать вывод, что к этому времени Рублев был не просто монахом «со стажем», то есть старцем, а соборным старцем (Тихомиров 1961, с. 16). Говорится, что они «создали» «церковь каменную», то есть им принадлежит идея построить храм, общее руководство стройкой (но это не значит, что они выступали в качестве зодчих) и, возможно, они вложили в его строительство личные средства (Лебедева 1959, с. 5, прим. 2; Антонова 1960, с. 8, прим. 3; Плугин 1974, с. 26; Сергеев 1981, с. 233, 235). Выражение «своими руками» прямо указывает на Андрея Рублева как исполнителя росписи собора.

Жития прп. Сергия и прп. Никона сообщают, что художники находились «в старости честной уже» («в старости великой были»), а «такой старостью в те времена считали 70–80 лет» (Тихомиров 1961, с. 3).

После окончания росписи собора художники прожили мало: сначала скончался Андрей, за ним вскоре разболелся и умер Даниил. Если верить вызывающим большие сомнения материалам архитектора П. Д. Барановского, то Андрей Рублев скончался в ночь с субботы на воскресенье на память Игнатия Богоносца 29 января (11 февраля по новому стилю) 1430 года (7). Если же довериться краткой редакции Жития Никона и восходящих к ней сведениям главы «Об открытии мощей святого Сергия» некоторых редакций Жития прп. Сергия, то художники умерли незадолго до кончины игумена Никона, то есть за несколько месяцев до 17 ноября 1428 года. Принимая во внимание некоторую специфику жития как исторического источника, более вероятно, что художники все же на несколько лет пережили Никона (см., например: Плугин 1974, с. 29). Условно дату смерти Рублева можно отнести к 1430 году.

Погребены они были на монастырском кладбище к юго-западу от Спасского собора. Их могила еще существовала во второй половине XVIII века. Перестройки в Спасо-Андрониковом монастыре, проводившиеся в конце этого же столетия, не пощадили и места захоронения художников (8).

Существует довольно распространенное мнение, что Рублев и Даниил стояли во главе большой иконописной артели, мастерской, дружины (см., например: Лазарев 1966, с. 14–15, 24, 29, 68, ср. с. 67; Брюсова 1995, с. 111), то ли митрополичьей, то ли великокняжеской (см., например: Тихомиров 1961, с. 8; Плугин 1974, с. 19–25, 27). Источники не дают поводов для таких заключений, рассказывая нам о «художестве» Даниила и Рублева как части их аскетического индивидуального подвига.

Опиравшиеся на свидетельства современников Рублева, его «биографы» Пахомий Логофет и Иосиф Волоцкий донесли до наших дней драгоценные штрихи удивительно светлого образа двух подвижников-художников, «совершенных» монахов. Они характеризуются как «чудные добродетельные старцы и живописцы», «любовь к себе велику стяжавше», «чудесные незабвенные мужи», «всех превосходящи» живописцы и «в добродетелях совершенны» иноки. О Рублеве говорится как о «необыкновенном» иконописце, «всех превосходящем мудростью великой», подчеркивается его смирение, вероятно, потому, что оно было отличительной чертой его характера. Иосиф Волоцкий, поклонник творчества Рублева и Дионисия, свидетельствует, что через созерцание икон Андрей и Даниил возносились своими мыслями к «горнему», поэтому лицезрение икон всегда было для них праздником, наполнявшим их сердца «божественной радостью и светлостью»; даже в праздничные дни, когда нельзя было заниматься живописью, они, сидя часами, созерцали иконы. В описанной Иосифом Волоцким практике «умной молитвы» несомненны элементы и художественного созерцания, то есть любования иконами как произведениями искусства (Алпатов 1967, с. 124–125; Алпатов 1972, с. 45, 104; ср.: Салтыков 1988, с. 57).

Иосиф Волоцкий приводит красивую легенду, родившуюся в стенах Троице-Сергиева монастыря, что в предсмертном видении Даниилу явился его сопостник Андрей «во многой славе и с радостью призывающий его в вечное и бесконечное блаженство». По мысли Иосифа, Рублев получил достойную его праведной жизни награду.

За святость жизни и подвиг иконописания в 1988 году Русской православной церковью был причислен к лику святых (память 17/4 июля).  с. 319

Б.Н. Дудочкин

Источник: Андрей Рублев. Биография. Произведения. Источники. Литература // Художественная культура Москвы и Подмосковья XIV — начала XX веков. Сборник статей в честь Г. В. Попова. — М., 2002. С. 300—421.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Запись Троицкой летописи 1412–1418 годов о росписи в 1405 году Благовещенской церкви в Московском Кремле Феофаном Греком, старцем Прохором с Городца и чернецом Андреем Рублевым.

Карамзин Н. М. История государства Российского, T. V, прим. 254 (по 1-му изд.: СПб., 1817, с. 507); Приселков М. Д. Троицкая летопись. Реконструкция текста. М.—Л., 1950 (далее как: Приселков 1950), с. 459; Роспись Благовещенского собора в Московском Кремле. (Из Троицкой летописи…). [Перевод на русск. яз. М. Н. Тихомирова.] — В кн.: Хрестоматия по истории СССР с древнейших времен до конца XV века. [Учебное пособие для университетов.] Под ред. М. Н. Тихомирова. Сост.: Л. В. Милов, А. И. Рогов, М. Н. Тихомиров. М., 1960, (издание далее упоминается как: Хрестоматия 1960), раздел 103, с. 604.

[2] Сведения об Андрее Рублеве и росписи им Спасского собора Спасо-Андроникова монастыря, содержащиеся в главе «Начало Андроникова монастыря» особой (III по Б. М. Клоссу) Пахомиевской редакции Жития прп. Сергия Радонежского около 1442 (?) года.

Клосс 1998, с. 88; Тексты, IV, с. 401–402.

Известия III Пахомиевской редакции с изменениями повторяются в той же главе Редакции с записью чудес 1449 года (Г по В. М. Яблонскому), V (по Б. М. Клоссу, Д по В. М. Яблонскому) Пахомиевской редакции Жития Сергия около 1459 (?) года и пространной редакции (Е по В. М. Яблонскому) Жития прп. Сергия около 1525 года.

Месяца сентября в 25 день. Сказание о житии и о чюдесех преподобнаго и богоноснаго отца нашего игумена Сергия Радонежскаго чюдотворца. Списано от премудрейшаго Епифания. Благослови отче. [Редакция Симона Азарьина.] — В кн.: Службы и Жития, и о чюдесех списания преподобных отец наших Сергия Радонежьскаго чюдотворца и ученика его, преподобнаго отца и чюдотворца Никона. [Творение Симона Азарьина.] М., 1646 (Далее как: Симон Азарьин 1646. Репринт: Книга жития преподобных отец Сергия Радонежьскаго чюдотворца и учеников его Никона и Савы Сторожевъскаго. Клинцы, 1786. Далее как: Симон Азарьин 1786), л. 82 об.–83; Житие преподобного и богоносного отца нашего игумена Сергия Радонежского и всей России Чудотворца. Сергиев Посад, Литография Троице-Сергиевой лавры, 1853 (далее как: Житие Сергия 1853), л. 226–227 об. (репринт главы об Андрониковом монастыре: История основания Андроникова монастыря в миниатюрах. Из жития преподобного Сергия, игумена Радонежского, в литографии 1853 года, напечатанной с рукописи шестнадцатого столетия. Житие составлено учеником преподобного Сергия Епифанием и дополнено Пахомием Сербом. — Хоругвь. Сб. ст. Вып. 5. Сост. Вячеслав (Савиных). М., издание храма Спаса Нерукотворного образа в Андрониковом монастыре, 2000 [далее как: Хоругвь 2000], с. 85–88); Архим. Сергий 1865, Приложения, A. III, с. 10; Житие и жизнь преподобнаго отца нашего и богоноснаго Сергия, в немже имать и от божественых чюдес его. — Великие Минеи Четии, собранные Всероссийским митрополитом Макарием. Сентябрь, дни 25–30. СПб., 1883, под 25 сентября (далее как: Житие Сергия 1883/1), стлб. 1434; Житие и подвизи преподобнаго и богоноснаго отца нашего игумена Сергиа чюдотворца. — Там же,  стлб. 1546–1547; Житие преподобного и богоносного отца нашего Сергия Чудотворца и Похвальное ему слово, написанные учеником его Епифанием Премудрым в XV веке. Печатаются по Троицким спискам XVI века, с разночтениями из Синодального списка Макарьевских Четьи-Миней, с присоединением стихир Преподобному Сергию по напеву, именуемому «Трезвон», положенных на церковные линейные ноты в начале XVIII столетия. Сообщил архимандрит Леонид (Кавелин). СПб., 1885 (= «Памятники древней письменности и искусства», № 58), с. 120; Древние жития преподобного Сергия Радонежского. Собраны и изданы … Николаем Тихонравовым. М., 1892 (Книга вышла в свет в 1916 году. Далее как: Тихонравов 1892. Репринт: Die Legenden des heiligen Sergij von Radonež. Nachdruck der Ausgabe von Tichonravov. Mit einer Einleitung und einer Inhaltsübersicht von Ludolf Müller. München, 1967. Далее как: TichonravovMüller 1967), отдел II, с. 65; Максимов 1947, с. 9; О росписи собора Спаса в Андрониковом монастыре в Москве. (Из «Жития Сергия Радонежского» … [по изданию 1853 г.]). [Перевод на русск. яз. М. Н. Тихомирова.] — В кн.: Хрестоматия 1960, раздел 103, с. 607; Тихомиров 1961, с. 16 (= Тихомиров 1968, с. 223–224); Воронин 1962, с. 325; Lebedewa 1962, S. 95 [перевод на нем. яз.] (= Лебедева 1968, с. 77–78); Лазарев 1966, «Антология», с. 76 (= Lazarev 1966, «I tempi della storiografia», p. 95 [перевод на итал. яз.]); Брюсова 1969, с. 39, прим. 25; Кузьмина 1971, с. 113; Житие Сергия Радонежского. Подготовка текста и комментарии Д. М. Буланина, перевод М. Ф. Антоновой и Д. М. Буланина. — Памятники литературы Древней Руси. [Вып. 4.] XIV — середина XV века. Сост. и общ. ред. Л. А. Дмитриева и Д. С. Лихачева. М., 1981, с. 380 (текст), 381 (перевод) [= То же. — Библиотека литературы Древней Руси. Т. 6. XIV — середина XV века. СПб., 2000, с. 366, 368 (текст), 367, 369 (перевод)]; Müller 1990, S. 44 (перевод на нем. яз.); Епифаний Премудрый и Пахомий Логофет. Жизнь и житие преподобнаго и богоноснаго отца нашего Сергия. — В кн.: Жизнь и житие Сергия Радонежского. Сост., послесл. и комм. В. В. Колесова. Подготовка текстов В. В. Колесова и Т. П. Рогожниковой. М., 1991 (далее как: Колесов 1991), с. 75–76; Житие преподобного и богоносного отца нашего, игумена Сергия Чудотворца. Написано премудрейшим Епифанием. — В кн.: Жития святых. [Ред.-сост. И. И. Кванская.] Новосибирск, 1991, с. 140–141; Житие Сергия Радонежского. — В кн.: Сергий Радонежский. Сборник. Сост. В. А. Десятников. М., 1991 (далее как: Десятников 1991), с. 78–79; Житие преподобного и богоносного отца нашего, игумена Сергия чудотворца. Написано премудрейшим Епифанием. Перевод на современный русский язык. — В кн.: Путь на Маковец. Читаем «Житие Сергия Радонежского» Епифания Премудрого. Учебное пособие для учащихся среднего и старшего возраста. Сост. Н. В. Давыдова. М., 1993, с. 113; Брюсова 1995, с. 117; Житие Сергия Радонежского. — В кн.: Преподобный Сергий Радонежский. Сборник. Сост. Т. А. Соколова.  с. 356 с. 357 ¦ (= «Российские судьбы — РОСС». Жизнеописания, факты и гипотезы, портреты и документы. В 30 кн. Кн. 3.) М., 1996, с. 83; Житие и чудеса преподобного Сергия, по изданию [Симона Азарьина] 1646 года. [Перевод и примечания Л. П. Медведевой, с учетом перевода и комментариев М. Ф. Антоновой и Д. М. Буланина 1981 г.] — В кн.: Житие и чудеса преподобного Сергия, игумена Радонежского, записанные преподобным Епифанием Премудрым, иеромонахом Пахомием Логофетом и старцем Симоном Азарьиным. В переводе на русский язык. М., 1997 (= [2-е изд.] Сергиев Посад, 2001) [далее как: Симон Азарьин 1997/2001], с. 91–92; Житие преподобного Сергия Радонежского, игумена, Радонежского чудотворца. [Написано Епифанием Премудрым.] М., «Интербук-бизнес», 2000, с. 94.

[3] Запись Троицкой летописи о начале росписи в 1408 году Успенского собора во Владимире мастерами Данилой иконником и Андреем Рублевым.

Карамзин Н. М. История государства Российского, T. V, прим. 254 (по 1-му изд.: СПб., 1817, с. 510); Приселков 1950, с. 466.

Сведения Троицкой летописи в различных редакциях повторяются во многих летописях.

Софийская I летопись XV века: Софийский временник, или Русская летопись с 862 по 1534 год. Издал П. Строев. Ч. I–II. Часть первая, с 862 по 1425 год. М., 1820 (далее как: Софийский временник 1820), с. 438; Софийская первая летопись. — ПСРЛ. T. V. Псковские и Софийские летописи. СПб., 1851, с. 257; Роспись Успенского собора во Владимире. (Из Софийской [I] летописи…). [Перевод на русск. яз. М. Н. Тихомирова.] — В кн.: Хрестоматия 1960, раздел 103, с. 605; Софийская I летопись по списку Царского. — ПСРЛ. Т. 39. Софийская первая летопись по списку И. Н. Царского. М., 1994, с. 140.  

Ермолинская летопись последней четверти XV века: ПСРЛ. T. XXIII. Ермолинская летопись. СПб., 1910, с. 141–142.

«Летописец от 72-х язык» последней четверти XV века: 1. В редакции Московского летописного свода 1497 года (Летописный свод 1497 г. — ПСРЛ. Т. 28. Летописный свод 1497 г. Летописный свод 1518 г. (Уваровская летопись). М.—Л., 1963, с. 91–92); 2. В редакции Уваровской летописи последней четверти XV века (Летописный свод 1518 г. (Уваровская летопись). — ПСРЛ. Т. 28. М.—Л., 1963, с. 257).

Московский летописный свод конца XV века: Летопись по Уваровскому списку. — ПСРЛ. Т. 25. Московский летописный свод конца XV века. М.—Л., 1949, с. 237; Русские летописи. [Издание А. И. Цепкова.] Т. 8. Московский летописный свод конца XV века. Рязань, 2000, с. 322.

Сокращенный летописный свод 1493 года: Сокращенный летописный свод 1493 г. — ПСРЛ. Т. 27. Никаноровская летопись. Сокращенные летописные своды конца XV века. М.—Л., 1962, с. 265.

Софийская II летопись начала XVI века: Софийская вторая летопись. — ПСРЛ. Т. VI. Софийские летописи. СПб., 1853 (далее как: Софийская II летопись 1853), с. 135; Софийская вторая летопись. — ПСРЛ, новая серия, т. VI, вып. 2. Софийская вторая летопись. М., 2001 (далее как: Софийская II летопись 2001), стлб. 28.

Никоновская летопись XVI века: Русская летопись по Никонову списку. Изданная под смотрением императорской Академии наук. [Ч. 1–8.] Ч. 5. С 1407 по 1462 год. СПб., 1789, с. 14; ПСРЛ. T. XI. Летописный сборник, именуемый Патриаршею или Никоновскою летописью. СПб., 1897 (репринт: М., 1965; ПСРЛ, новая серия, т. XI. М., 2000), с. 203.

Краткий «Летописец русский» второй трети XVI века: Летописец, содержащий российскую историю от 6714/1206 лета до 7042/1534 лета, то есть до царствования царя Иоанна Васильевича, который служит продолжением Несторову летописцу. М., 1784, с. 232; 2-е изд. М., 1853, с. 162.

Воскресенская летопись 1542–1544 годов: ПСРЛ. Т. VIII. Продолжение летописи по Воскресенскому списку. СПб., 1859 (репринт: ПСРЛ, новая серия, т. VIII. М., 2000), с. 81–82.

Симеоновская летопись 1540-х годов: Симеоновская летопись и продолжение отрывков Троицкой. — ПСРЛ. T. XVIII. Симеоновская летопись. СПб., 1913, с. 154.

Книга степенная царского родословия 1560-х годов.

Львовская летопись третьей четверти XVI века: Летописец русский от пришествия Рурика до кончины царя Иоанна Васильевича. Издал Н. Л[ьвов]. Ч. I–V. Ч. II. [1237–1468.] СПб., 1792, с. 242–243; Летописный сборник, именуемый Львовскою летописью. — ПСРЛ. Т. ХХ, 1-я половина. Львовская летопись. Часть I. СПб., 1910 (далее как: Львовская летопись 1910), с. 225.  

Древний летописец в составе Лицевого летописного свода 1570-х — середины 1580-х годов: Древнего летописца часть вторая, содержащая в себе повесть происшествий, бывших в России с 6887/1379 по 6932/1424 год: то есть последние лета княжения великого князя Дмитрия Ивановича Донского и владение великого князя Василья Дмитриевича. [Издание И. Е. Глебовского и Г. В. Козицкого.] СПб., 1775, с. 371–372.

«Русский временник» начала XVII века: Русский временник, сиречь Летописец, содержащий российскую историю от 6370/862 лета до 7189/1681 лета, разделенный на две части. Часть первая, от 6370/862 лета до 6949/1441 лета. М., 1790, с. 221; Русский временник, сиречь Летописец, содержащий российскую историю от (6370)/(862) до (7189)/(1681) лета, разделенный на две части. Часть первая, от (6370)/(862) до (6949)/(1441) лета. М., 1820, с. 269.

Пискаревский летописец середины XVII века: Пискаревский летописец. — ПСРЛ. Т. 34. Постниковский, Пискаревский, Московский и Бельский летописцы. М., 1978 (далее как: Пискаревский летописец 1978), с. 156.   

[4] Сведения об Андрее Рублеве и Данииле в Духовной грамоте Иосифа Волоцкого 1507 года (слово 10 «Отвещание любозазорным и сказание вкратце о святых отцах, бывших в монастырях, иже в Рустей земли сущих»).

Преподобнаго Иосифа Волоколамского отвещание любозазорным и сказание вкратце о святых отцех, бывших в монастырех, иже в Рустей земли сущих. [Издание П. К.] — Чтения в императорском Обществе истории и древностей Российских при Московском университете, 1847 (заседание 28-го февраля 1847 года), № 7. М., 1847, раздел IV (Смесь), с. 12; Отвещание любозазорных и сказание въкратце о святых отцех, иже в Рустей земли сущых. [10-я глава духовной грамоты Иосифа Волоколамского. Публикация П. И. Савваитова.] — Летопись занятий Археографической комиссии. 1862–1863. Вып. 2. СПб., 1862, раздел II (Материалы), с. 88; Духовная грамота преподобнаго игумена Иосифа о манастырском и иноческом устроении, подлинно же и пространно и по свидетельству божественых писаний, духовному настоятелю, иже по мне сущему, и всем, яже о Христе, братиям моим, от перваго дажь до последняго, в обители преславныя Богородица, честнаго и славнаго ея Успения, в нейже жителствуем. Отче благослови! Слово 10. Отвещание любозазорным и сказание в кратце о святых отцех, бывших в монастырех, иже в Рустей земли сущих. — В кн.: Великие Минеи Четии, собранные Всероссийским митрополитом Макарием. Сентябрь, дни 1–13. СПб., 1868, под 9 сентября, стлб. 557–558; Духовная грамота преподобнаго игумена Иосифа. Слово 10. Отвещание любозазорным и сказание вкратце о святых отцех, бывших в монастырех, иже в Рустей земли сущих. — Сказания о русских и славянских святых, извлеченные из Великих Миней Четиих. Ч. 1. СПб., 1868, с. 257–258; Голубцов 1897, с. 11–12; Грабарь 1926, с. 13, прим. 2 (= Грабарь 1966, с. 117, прим. 2); Иосиф Волоцкий об Андрее Рублеве и Данииле Черном. (Отрывок из «Отвещания любозазорным и сказания вкратце о святых отец, бывших в монастырех, иже в Рустей  земли сущих» Иосифа Волоцкого, выдающегося церковного и политического деятеля конца XV — начала XVI в. [По: ЧОИДР, 1847, № 7, раздел IV, с. 12]). [Перевод на русск. яз. М. Н. Тихомирова.] — В кн.: Хрестоматия 1960, раздел 103, с. 607–608; Лазарев 1966, «Антология», с. 77 (= Lazarev 1966, «I tempi della storiografia», p. 95–96 [перевод на итал. яз.]); Трубачев 1980, с. 75–76; Салтыков 1988, с. 57; Müller 1990, S. 45–46 (перевод на нем. яз.); Bunge 1994, S. 70–71 (перевод на нем. яз.); Брюсова 1995, с. 127.

[5] Сведения об Андрее Рублеве и Данииле Черном (!) в «Сказании о святых иконописцах» конца XVII — начала XVIII века (около 1715 года?). Источник компилятивный. Статьи о Рублеве и Данииле существуют в нескольких редакциях, из которых опубликованы две (по разным спискам). Третья, с более правильным пониманием используемых источников, пока известна в двух списках, один из которых упоминается: Плугин 1987, с. 65–66; Плугин 1996, с. 126–127; Плугин 2001, с. 234.

Сахаров 1849/2, Приложения, V, с. 14; Буслаев Ф. Литература русских иконописных подлинников. — В его кн.: Исторические очерки русской народной словесности и искусства. Т. II. Древнерусская народная литература и искусство. СПб., 1861, с. 379–380 (= Буслаев Ф. И. Литература русских иконописных подлинников. — В кн.: Сочинения Ф. И. Буслаева. Т. 2. Сочинения по археологии и истории искусства. Исторические очерки русской народной словесности и искусства. СПб., 1910, с. 397); Архим. Сергий 1865, Приложения, А. III., с. 10–11; Барсуков 1882 (репринт: Leipzig, 1970), стлб. 38, 148–149; Успенские 1901-ж, с. 84 (= Успенские 1901-к, с. 44) [статья о Данииле]; Голубинский 1909, с. 186, прим. 1 (статья о Рублеве); Грабарь 1926, с. 12–13, прим. 1 (= Грабарь 1966, с. 117, прим. 1); Лазарев 1955, с. 104 [статья о Рублеве] (= Lazarew 1959 [перевод на нем. яз.]; Лазарев 1960, с. 5; Lazarev 1963 [перевод на венг. яз.]); Антонова 1960, с. 9; ТрофимовМаясова 1961, с. 50 (статья о Рублеве); Keim 1961, р. 227 (перевод на франц. яз.); Демина 1963, с. 10 [статья о Рублеве], с. 92, прим. 1 [статья о Рублеве из другой редакции] (= Демина 1972, с. 46; с. 46, прим. 1); Лазарев 1966, раздел «Антология», с. 77–78 (= Lazarev 1966, «I tempi della storiografia», p. 96–97 [перевод на итал. яз.]); Брюсова 1969, с. 46, прим. 54; Сказание о святых иконописцах. [По тексту так называемого «Клинцовского» иконописного подлинника XVIII в. по списку Гос. Публичной библиотеки имени М. Е. Салтыкова-Щедрина, собр. Титова № 4765, л. 320–328. Подготовка текста И. Г. Добродомова. Примечания Н. К. Голейзовского.] — В кн.: Мастера искусства об искусстве. Избранные отрывки из писем, дневников, речей и трактатов в семи томах. Под общ. ред. А. А. Губера, А. А. Федорова-Давыдова, И. Л. Маца, В. Н. Гращенкова. Т. 6. Искусство народов СССР XIV–XIX вв. Под ред. А. А. Федорова-Давыдова. М., 1969, с. 15; Кузьмина 1971, с. 120–121; Трубачев 1980, с. 77–78; Голубцов 1981,  с. 16 (статья о Рублеве); Müller 1990, S. 46–47 (перевод на нем. яз.); Брюсова 1995, с. 129.

[6] Свидетельство Повести о пожаре 1547 года в составе Летописца начала царства середины XVI века о гибели в Благовещенском соборе Московского Кремля «деисуса … письма Рублева».

Летописец начала царства царя и великого князя Ивана Васильевича. — ПСРЛ. Т. 29. Летописец начала царства царя и великого князя Ивана Васильевича. Александро-Невская летопись. Лебедевская летопись. М., 1965, с. 51–52.

Те же сведения повторяются:

В Никоновской летописи XVI века: Русская летопись по Никонову списку. Изданная под смотрением императорской Академии наук. [Ч. 1–8.] Часть седьмая. По 1598 год до преставления царя Федора Ивановича. СПб., 1791, с. 56; ПСРЛ. Т. XIII, 1-я половина. Летописный сборник, именуемый Патриаршею или Никоновскою летописью. СПб., 1904 (репринт: ПСРЛ. Т. 13. Патриаршая или Никоновская летопись. М., 1965; ПСРЛ, новая серия, т. XIII. М., 2000), с. 152;

В Львовской летописи третьей четверти XVI века: Летописец русский от пришествия Рурика до кончины царя Иоанна Васильевича. Издал Н. Л[ьвов]. Ч. I–V. Ч. IV. [1534–1553.] СПб., 1792, с. 192–193; Летописный сборник, именуемый Львовскою летописью. — ПСРЛ. Т. ХХ, 2-я половина. Львовская летопись. Ч. II. СПб., 1914, с. 470;

В Царственной книге в составе Лицевого летописного свода 1570-х — середины 1580-х годов: Царственная книга, то есть Летописец царствования царя Иоанна Васильевича, от 7042 году до 7061, напечатан с письменного, который сыскан в Москве в Патриаршей библиотеке. [Издание М. М. Щербатова.] СПб., 1769, с. 137; Так называемая Царственная книга. — ПСРЛ. Т. XIII, 2-я половина. I. Дополнения к Никоновской летописи. II. Так называемая Царственная книга. СПб., 1906 (репринт: ПСРЛ, т. 13. М., 1965), с. 454;

В Пискаревском летописце середины XVII века: Пискаревский летописец. (Подготовка текста, вводная статья, примечания и указатель О. Я. Яковлевой). — В кн.: Материалы по истории СССР. Вып. II. Документы по истории XV–XVII вв. М., 1955, с. 57; Пискаревский летописец 1978, с. 182;

В Александро-Невской летописи середины — третьей четверти XVII века: Александро-Невская летопись. — ПСРЛ. Т. 29. Летописец начала царства царя и великого князя Ивана Васильевича. Александро-Невская летопись. Лебедевская летопись. М., 1965, с. 151; Щенникова 1982, с. 93; Щенникова 1983, с. 185–186; Щенникова 1990/2, с. 46;

В Летописце 1705 года: Брюсова 1995, Приложения, I, № 14, с. 149

[7] Надпись на несохранившейся надгробной плите из Спасо-Андроникова монастыря с датой смерти художника. Список с плиты, якобы  выполненный Г. Ф. Миллером и оказавшийся позже в распоряжении П. Д. Барановского. Несомненная фальсификация, осуществленная П. Д. Барановским в конце 1946 — начале 1947 года.

Барановский 1982; Барановский 1996, с. 21, ил. б/п, по счету ил. 54–55 (список и реконструкция) во втором блоке ил. между с. 192–193; Плугин 2001, с. 506, прим. 280.

[8] Сведения о месте погребения Андрея Рублева и Даниила в Спасо-Андрониковом монастыре «под старою колокольнею» в составе статьи о преподобном Андронике в Четьих Минеях инока Керженского монастыря Ионы начала XIX века. Полностью не опубликованы.

[Информация о находке В. Г. Брюсовой в рукописи XVIII века с жизнеописаниями святых Ярославского областного краеведческого музея упоминания о месте захоронения Рублева.] — «Вопросы истории», 1967, № 8, раздел «Хроникальные заметки», с. 184; Брюсова 1969, с. 47; СмирновВольгин 1980, с. 75; Сергеев 1981, с. 251; Салтыков 1988, с. 58; Брюсова 1995, с. 129; Телицына 2001, с. 382.

 

 

 

 


Источник: STSL.Ru
26 Июня 2018

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...