Последние у Троицы. Переселение академического храма в Пятницкую церковь Лавры

Последние у Троицы. Переселение академического храма в Пятницкую церковь Лавры

Выселение монахов из Лавры и приход отца наместника с частью братии в наш академический храм, переселившийся в Пятницкую церковь, напомнили мне о кратких, но запавших в память встречах с Его Святейшеством Всероссийским Патриархом Тихоном, так много сделавшим в те годы для Русской Церкви. 

Впервые Патриарха Тихона я увидел, когда он был настоятелем нашей Лавры, то есть еще до избрания 21 июня 1917 года на Московскую митрополию; затем я присутствовал на традиционном торжественном богослужении 1 октября 1917 года в академическом храме, когда он служил Литургию с двумя другими святителями; был и при торжественном избрании его почетным членом нашей Академии, а потом видел его всякий раз, когда он посещал Лавру и Академию.

Запомнился мой визит к нему, предпринятый по просьбе настоятелей нашей приходской церкви архимандритов Варфоломея и его друга Вассиана. Я сблизился с ними на протяжении 1918 года, когда нас связали дела академического храма, который стал вначале приходским, а затем испытал мытарства переселения, пока окончательно не водворился в помещении Пятницкой церкви возле лаврских стен.

Монахи были много старше меня. Один – профессор, другой – профессорский стипендиат. После выселения из Лавры оба монаха поселились на Вифанской улице в доме покойного профессора Академии П.С. Казанского, куда я к ним часто приходил. Кроме того, мы ежедневно виделись в храме. Когда к нам в Пятницкую церковь пришли служить вместе с отцом наместником лаврские монахи, Варфоломей и Вассиан забеспокоились. Они говорили, что на нашу церковь Сергиевские власти могут посмотреть как на новую «малую Лавру» под боком у старой. А это, в свою очередь, приведет к тому, что церковь закроют. Чтобы предотвратить это, Варфоломей и Вассиан решили устраниться от настоятельства и просить Патриарха поставить вместо них Е.А. Воронцова, который к тому времени целиком обратился к религиозному служению. «Он не монах, он белый священник, поэтому у советской власти не будет оснований для придирок. А мы, как и лаврские монахи, станем только прихожанами и гостями на службах...» Предложение было разумным, и я согласился. Они помогли составить мне от имени приходского совета прошение на имя Патриарха Тихона. Мне следовало передать эту бумагу лично Патриарху, не обращаясь в епархиальное управление, как то полагалось делать, поскольку там могли решение затянуть, а тем временем храм будет закрыт. И это станет уже катастрофой.

Я поехал в Москву. Святейший изволил выслушать меня очень милостиво и дал свое согласие на те прошения, которые я подавал ему от академического прихода. 

Так бывший профессор Академии Е.А. Воронцов стал настоятелем академического храма в Пятницкой церкви. Конечно, всем по-прежнему руководили Варфоломей и Вассиан, подсказывая отцу Евгению что, как и когда надо делать.

Летом 1919 года мы еще могли тешить себя иллюзиями, что Академия возродится если не в Лавре, то в одном из московских монастырей, например, в Даниловом у епископа Феодора. Не знаю, насколько верили в это остальные. Воронцов прямо говорил, что разочаровался во всём, чем с таким увлечением занимался раньше, а Вассиан и Варфоломей, как мне казалось, очень быстро отошли от научной работы, от самой Академии, целиком сосредоточившись на своей будущей (и настоящей) церковной деятельности. 

1 – по «новому» стилю 14 – октября 1919 года, в день Покрова Пресвятой Богородицы, когда совершалась торжественная Литургия в нашем академическом храме, я, как обычно, пришел в Пятницкую церковь. Церковь была переполнена, я пошел в алтарь и там увидел Московского митрополита Серафима (Чичагова). Тогда-то я и сообразил, что если профессор архимандрит Варфоломей в день Покрова служит в Пятницкой церкви и Московский митрополит Серафим именно здесь, в Сергиеве, на развалинах Академии, отмечает ее «праздничный день», то ни о каком возрождении Alma Mater не может быть и речи... 

И всё же Академия боролась за свое существование, пусть даже призрачное, собираясь то в одном, то в другом московском монастыре. 


17 Августа 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...