Под покровом Преподобного. Художники Ефимовы

Т.В. Смирнова

На одном из домов Сергиева Посада на Кооперативной (бывшей Репной) [1] улице висит мемориальная доска, гласящая, что здесь жил художник В.А. Фаворский. Но в этом доме, принадлежавшем Машинским, жили и бывали и другие художники.

Рассказ о доме Машинских будет не полон, если не упомянуть об Аделаиде Семеновне – бабушке Марии Владимировны Фаворской-Дервиз, а также ее дочери Нине Яковлевне и зяте Иване Семеновиче Ефимове.

serg_posad_2.jpg

Аделаида Семеновна Симонович (1844-1933) приехала в Сергиев Посада вместе с семьей внучки. Она была педагогом – окончила Бестужевские женские курсы в Петербурге. Она открыла первый в России детский сад. Вместе с мужем-врачом Яковом Мироновичем Симоновичем, издавала журнал «Детский сад», в котором публиковала свои педагогические статьи, критикуя старые методы воспитания, давала материалы по играм и занятиям с маленькими детьми. Впоследствии статьи из этого журнала были дважды переизданы и легли в основу русской дошкольной педагогики. У самой Аделаиды Семеновны было восемь собственных детей и приемная дочь, которая стала женой В.А. Серова.

В 1876 году она организовала в Петербурге «Элементарную частную школу». Там преподавали художники, в том числе ее племянник В.А. Серов и В.Д. Дервиз, за которого вышла замуж одна из ее дочерей – Надежда Яковлевна. Вскоре семья Дервиза переселилась в Тверскую губернию, где Владимир Дмитриевич купил имение Домотканово. В соседнем селе Калачово он организовал школу, которой стала заведовать и преподавать в ней Аделаида Семеновна. Жила же она вместе с несколькими своими дочерьми в усадьбе Домотканово.

В 1918 году все обитатели усадьбы были выселены. В виде исключения Аделаиде Семеновне разрешили взять личные вещи, но она не захотела выделяться среди остальных членов семьи и не взяла ничего. В последние годы жизни в Домотканове она стала плохо видеть и в Сергиевом Посаде почти полностью ослепла. Чтобы она все-таки могла писать, правнуки сделали ей из фанеры трафарет с несколькими широкими параллельными прорезями. Она клала фанерку на бумагу, нащупывала прорезь и писала в ней карандашом. До последних минут она сохраняла всю ясность ума и впечатлительность, старалась никого не обременять собою.

128069_.jpg

Н.Я. Симонович-Ефимова. 
Обложка книги А.С. Симонович «Детский сад»

Перед ее смертью к ней зашел уезжавший в Москву Фаворский и сказал: «Аделаида Семеновна, я пришел вас поблагодарить». Она, уже очень слабая, спросила: «За что?» – «За ребят, за все, за то, что вы у нас жили». В тот день она скончалась. Ей было 89 лет.

Художница Нина Яковлевна Симонович-Ефимова (1877-1948) часто приезжала к матери в дом на Кооперативной вместе со своим мужем. На ее увлечение живописью, видимо, повлияло знакомство в детские и юношеские годы с В.А. Серовым. Она училась в Париже и в Москве, окончила Училище живописи, ваяния и зодчества. Ее этюды маслом одобрял Фаворский, ее картины хвалил Флоренский. Он сказал ей однажды: «Ваши картины всегда символичны. В них, кроме того, что они изображают, есть и другой смысл, о котором Вы, может быть, и не подозреваете. Тут символика цветов. Вообще, все цвета что-нибудь значат... Все это делает Вашу картину символичной, не в поверхностном смысле (как, например, у Метерлинка), а в настоящем, существующем».

Занималась Симонович-Ефимова и гравюрой, годах и считала его серьезным видом графики. А после революции (1918-1919 годы) уже вместе с мужем организовала театр теней в Детском театре Моссовета. Параллельно они создали и новый Советский театр кукол.

Иван Семенович Ефимов (1878-1959), скульптор и живописец, был соавтором Нины Яковлевны во многих областях творчества. Вместе занимались кукольным театром: не только делали кукол, ширмы, занавеси, но и сами были кукловодами – все роли играли вдвоем. Многие пьесы для кукольного театра тоже писали сами. А в конце1920-х годов изобрели кукол «на тростях».

Со своим кукольным театром Ефимовы разъезжали по Москве и Московской области, по Тамбовщине, плавали на агитационной барже по Волге и Каме. Давали спектакли и в Сергиевом Посаде. В письмах к сыну Адриану Нина Яковлевна делилась своими впечатлениями огороде. Так, 20 декабря 1920 года она сообщала: «Пишу из Троице-Сергия, куда мы приехали "отдыхать", но на нас навьючили 20 спектаклей в 12 дней, значит, каждый день больше одного раза.

Ефимовы.jpg

Художники Нина Яковлевна и Иван Семенович Ефимовы

Но зато тут красиво, замечательно. Розовые башни Лавры освещены утренним ярким солнцем, розовым же – волшебство! Да еще иней, везде каскады белых деревьев. Удивительно...». А 28 мая 1931 года она писала: «Мы шли по необъятной длины зеленой долине, в середине которой блестела узенькая речка. Солнце весело освещало густую, мягкую зелень, оттеняя холмики и склоны.

Необыкновенно душистый ветер овевал со всех сторон.

По другую сторону речки живописно паслось многочисленное стадо.

Вдруг из-за холма по ту сторону реки появилась густая толпа чисто приодетых женщин – молодых и старых, которые нескладно пели высокими голосами что-то дикое. Впереди несли большую березку, украшенную красными клочками тряпок и лент. Дальше оказалась еще такая же толпа, но с несколькими березками, которые они уже воткнули кружком на склоне около пастухов и, расположившись кучками, танцевали, образовывая хороводы. Держась за руки, они прыгали весело, но довольно по-козлиному. Несколько дальше были еще такие же хороводы. Пенье тех и других смешивалось и казалось воем ветра в ушах, так высоки были звуки.

Одна женщина с ведром доила корову – близко от нас, хотя по другую сторону речки. Мы спросили: "Что эта тут происходит?" Она ответила: “Семик, сегодня четверг, а в воскресенье – Троица. В четверг всегда бывает Семик”.

Другая, сильно беременная женщина шла по нашей тропинке с ведром надоенного молока и объяснила, что это женский праздник, что всегда угощают пастухов все женщины, у которых тут коровы. Приносят водку, все выпивают, дарят пастухам яйца и по три рубля с каждой коровы (коров тут около двухсот – пастухи довольны). Потом каждая женщина уносит домой прутик от этих березок.

Ты думаешь, это из Аксакова или Геродота? Нет – Загорск, сегодня. Речка называется Кончура.

Я ездила в Загорск на три дня. Никогда не дышала таким ароматным воздухом. Должна была вернуться сегодня утром, но все пропускала и пропускала поезда и оставалась...».

Один из спектаклей, данных Ефимовыми в Сергиевом Посаде, посмотрел П.А. Флоренский. Он так описал само событие и приготовление к нему: «Накрапывал летний дождь. Следовало думать, что назначенное под открытым небом представление петрушек не состоится. Тем не менее приглашенные, а за ними и мы пробирались между гряд маленького огорода. Потом пришлось спускаться в глубокую, со скользкими глинистыми скатами канаву и переходить по жердочке. Но действительно, преодолеть эти трудности было необходимо: для представления был избран заброшенный сад с березовой аллеей и прудком, расположенный на склоне и уединенный, словно отрезанный от и без того уединенной Красюковской улицы отрезанного от общей жизни Сергиева Посада. На склоне толпились дети и взрослые, и чувствовалась в этих кучках всех возрастов от грудного до старости, какая-то торжественность, – ожидание, какое бывает накануне необыкновенных дней в семьях с отстоявшимся ритмом домашнего уклада...

Право, человеку, чтобы испытать волнующую радость, надо очень немного: десятка два деревьев и плотный высокий забор вместе с канавою и переправами оказались достаточною изоляцией от всевозможных тревог, жизненной усталости и бесконечных забот о существовании в это трудное время. Революция и разруха 1922 года, и скудость, и неверность жизни во всех ее сторонах – все это осталось по ту сторону забора.

Когда же небо вдруг расчистилось, и омытое, склонявшееся к вечеру солнце осветило березы, пеструю толпу и несколько красивых лоскутов старинных тканей, с нежностью переданных Ефимовыми из бабушкиных сундуков в мир Петрушек, – как солнечный луч засветилась в сознании живая сказка. Балаганчик, и Петрушка, и окружавшие театр дети – все вместе построенное в одно художество, которое больше, чем художество, потому что тут, помимо предвзятого намерения исполнителей, звучат вещие голоса души и проскальзывают тайные силы природы. Слова, в других обстоятельствах оставшиеся бы незаметными, в этой обстановке и от лица кукол сказанные, получают неожиданный вес, и народные изречения слышатся действительно, как сгущенная жизненная мудрость. Куклы из тряпок, кусков дерева и бумажной массы совершенно явно оживают и действуют самостоятельно...

11.jpg

Супруги Ефимовы на досуге

Кукольный театр есть очаг, питаемый сокровенным в нас нашим детством ...через кукольный театр мы вновь, хотя бы и смутно, видим утраченный Эдем и потому вновь вступаем в общение друг с другом в самом заветном, что храним обычно, каждый про себя, как тайну – не только от других, но и себя самого. Сияющий в лучах закатного солнца, театр открывается окном в вечно живое детство».

Спектакль вызвал размышления Флоренского о празднике вообще, размышления неожиданные: «Праздник – от праздный, то есть пустой, незанятый; и весьма нередко достаточно снять грузы привычного и мелочно-повседневного, чтобы тут же вышли наружу задавленные ими и вещее знание, и чувство коренной связи с миром, и близкая к экстатической радость бытия. Вопреки тому, как думают обычно, мучая себя, праздник нуждается не в попечениях, а в свободе от них. И эта свобода прежде всего и больше всего осуществляется строгою изоляцией от будней». Он сетовал на то, что в нашей жизни праздники оказались не ограничены каменной стеной от будней. И в результате «...мы перестали видеть солнце, жизнь потускнела и иссякла, и мир отравился скукой». В кукольных спектаклях Ефимовых Флоренский увидел праздник, в кукольном представлении – мистерию преображения мира.


Источник: Смирнова Т.В. «...Под покров Преподобного». Очерки о некоторых известных семьях, живших в Сергиевом Посаде в 1920е годы / Т.В. Смирнова. – Сергиев Посад: СТСЛ, 2007. С. 167-172.


ПРИМЕЧАНИЕ

[1] В настоящее время это дом № 35 по ул. Кооперативной.


9 Августа 2018

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

По указу для Приказа
По указу для Приказа
6 февраля 1701 года, исполняя указ Петра I о сборе с церквей и монастырей
103 года Доходному дому
103 года Доходному дому
103 года назад Троице-Сергиева Лавра завершила строительные и отделочные работы в четырехэтажном каменном здании на углу Красногорской площади и Александровской...
Возвращение Лавре монастырских зданий
Возвращение Лавре монастырских зданий
2 сентября 1956 года Постановлением Совета Министров РСФСР №577 Свято-Троицкой Сергиевой Лавре возвращено 28 зданий ( с учетом переданных в 1946 -1948 годах)...
Освящение надвратной Церкви после пожара
Освящение надвратной Церкви после пожара
14 июня (н.ст.) 1763 года в присутствии Екатерины II...
Визит Петра I
Визит Петра I
10 июня (н.ст.) 1688 года шестнадцатилетний Петр I посетил Троице-Сергиев монастырь. Юного царя сопровождала свита из тридцати думных людей...