Память святителя Арсения I, архиепископа Сербского

Память святителя Арсения I, архиепископа Сербского

По­сле свя­то­го Сав­вы ар­хи­епи­ско­пом Серб­ским стал свя­той Ар­се­ний. О нем, хри­сто­лю­би­вый чи­та­тель, нам пред­сто­ит мно­го рас­ска­зать, ибо в жи­тии его нема­ло чу­дес. Я, сми­рен­ный и недо­стой­ный раб Твой, Спа­се Хри­сте, мо­лю Твое че­ло­ве­ко­лю­бие, да по мо­лит­вам свя­то­го от­ца на­ше­го Ар­се­ния по­шлешь мне бла­го­дать Свя­то­го Ду­ха, дабы до­стой­но вос­хва­лить его жизнь. Он, укра­сив­шись уче­ни­ем еван­гель­ским, был воз­не­сен до небес и ныне осве­ща­ет со­бо­ры пра­во­слав­ных бла­го­да­тью Свя­то­го Ду­ха. Во бла­жен­ном упо­ко­е­нии сво­ем он уна­сле­до­вал веч­ную жизнь в Пре­свя­той Тро­и­це с пра­вед­ни­ка­ми, ко­то­рые с древ­них вре­мен слу­жи­ли Бо­гу. С ран­них лет бла­го­дать Ду­ха Свя­то­го по­чи­ва­ла на нем и су­ли­ла в бу­ду­щем нетлен­ные бла­га в жиз­ни веч­ной. На­де­ясь на Гос­по­да, при­ле­пив­шись к Нему всем сво­им глу­бо­ким ра­зу­мом и ве­ли­ко­душ­ным серд­цем, он стал хра­ни­те­лем За­ко­на Бо­жи­его и учи­те­лем бла­го­че­стия, со­вер­шая чу­де­са ми­ло­стью воз­лю­бив­ше­го его Хри­ста, про­сла­вив­ше­го свя­то­го в без­ко­неч­ные ве­ки. Как же, ви­дя столь ве­ли­кую бла­го­дать Бо­жию, по­чи­ва­ю­щую на нем, не рас­ска­зать нам с по­хва­ла­ми о его жи­тии, ис­пол­нен­ном люб­ви к Бо­гу?!

Мой свя­той гос­по­дин! Я сми­рен­но пы­та­юсь воз­ве­стить о де­лах жиз­ни тво­ей и на­хо­жусь в недо­уме­нии, из-за без­чис­лен­ных чу­дес тво­их как бы пла­вая мыс­ля­ми во мно­гих реч­ных стру­ях и не зная, от­ку­да на­чать. Но, на­де­ясь на твои бо­го­угод­ные мо­лит­вы, нач­ну, ве­руя, что ты на­пра­вишь ме­ня в нуж­ную сто­ро­ну невы­ра­зи­мой бла­го­да­тью, да­ро­ван­ной те­бе свы­ше Бо­гом. Итак, нач­нем о Гос­по­де по­весть о чу­дес­ных де­лах тво­ей жиз­ни, столь дра­го­цен­ных для бла­го­че­сти­вых слу­ша­те­лей. Бла­жен­ный отец наш и учи­тель, свя­тый Хри­стов Ар­се­ний был рож­ден в зем­ле Срем­ской. Его ро­ди­те­ли бы­ли пра­вы­ми в ве­ре и доб­ро­де­тель­ны­ми людь­ми. Свя­той Ар­се­ний еще в ма­те­рин­ской утро­бе был осе­нен Ду­хом Свя­тым и с дет­ства яв­лял­ся чи­стой и непо­роч­ной жерт­вой Бо­гу, ни­ко­гда не пре­да­ва­ясь сла­ве и мир­ской су­е­те. Бо­же­ствен­ный все­муд­рый свет оси­ял его серд­це, и он про­зрел ум­ны­ми оча­ми сер­деч­ны­ми, что этот мир с его мя­теж­ной пу­стой сла­вой пре­хо­дящ и здесь лишь пе­чаль, ро­пот и скорбь; всем же пра­вед­ни­кам, воз­лю­бив­шим Гос­по­да, уго­то­ва­на жизнь веч­ная и ра­дость без­край­няя. Ура­зу­мев это, он муд­ро по­за­бо­тил­ся о ду­ше сво­ей, от­рек­ся от всей кра­со­ты и удо­воль­ствий этой вре­мен­ной жиз­ни, оста­вил от­ца и ма­терь, бра­тьев и се­стер, род­ных и дру­зей, оста­вил дом, бо­гат­ство – весь мир оста­вил и с дет­ства стя­жал Ан­гель­скую чи­сто­ту ду­ши. В сла­дость ему бы­ли сло­ва Гос­под­ни: «Кто не оста­вит от­ца или ма­терь, по­ля и до­ма ра­ди име­ни Мо­е­го, не мо­жет быть Мо­им уче­ни­ком; кто лю­бит от­ца, или ма­терь бо­лее Ме­ня, не до­сто­ин Ме­ня» (См.: Мф. 19:29; Лк. 14:26). Ве­руя сло­ву Бо­жи­е­му, он в твер­дом ра­зу­ме и с нели­це­мер­ной лю­бо­вию ко Гос­по­ду устре­мил­ся по уз­ко­му пу­ти, ве­ду­ще­му в Цар­ствие Небес­ное, цве­тя невин­но­стью, пре­по­я­сав­шись мо­лит­вою и по­стом, так что уне­ве­стил­ся Хри­сту, как об этом го­во­рит про­рок Да­вид: Бла­го мне есть при­ле­пить­ся ко Гос­по­ду, и на Него воз­ло­жу упо­ва­ние мое. А Гос­подь ска­зал: Кто лю­бит Ме­ня, то­го и Я воз­люб­лю, и яв­люсь ему и по­се­люсь в нем и он бу­дет мне сын, а я бу­ду ему Отец.

Воз­же­лал то­го и сей бла­жен­ный муж, от дет­ства воз­лю­бив жизнь мо­на­ше­скую, раз­го­ра­ясь Ду­хом Свя­тым и непре­стан­но мо­лясь Гос­по­ду, чтобы удо­сто­ил его чи­на мо­на­ше­ско­го, че­го и до­стиг по во­ле Бо­жи­ей. Став мо­на­хом, он на­чал утвер­ждать­ся в ве­ли­ких доб­ро­де­те­лях, остав­шись в них ве­рен и неиз­ме­нен, так что ни­че­го ху­до­го и зло­го не при­об­рел. По ви­ду он был Ан­гел и по ра­зу­му, по де­лам сво­им – во­ис­ти­ну свя­той муж, с ве­рою, на­деж­дою и лю­бо­вию не раз­лу­чен­ный. О всех его доб­рых де­лах и муд­рых со­ве­тах и пи­са­ни­ях ду­ше­спа­си­тель­ных не в си­лах я рас­ска­зать до­стой­но.

В то вре­мя был свя­той Сав­ва пер­вым ар­хи­епи­ско­пом Серб­ской зем­ли, по за­ве­ту От­ца Небес­но­го пра­вя на­ро­дом Бо­жи­им по за­по­ве­дям апо­сто­лов и свя­тых от­цов, – так во дни се­го свя­то­го му­жа в оте­че­стве на­шем про­си­я­ла ве­ра пра­вая и со­вер­шен­ная. Ба­нею вод­ною Кре­ще­ния он омыл на­ро­ды, неко­гда жив­шие во тьме гре­хов­ной, все об­нов­ляя ве­рой, и со­де­лал их сы­на­ми све­та, воз­ве­стив про­ще­ние гре­хов.

О сем прео­свя­щен­ном слы­шал и свя­той Ар­се­ний. Убе­див­шись твер­до в свя­то­сти его жиз­ни, в том, как свя­той Сав­ва си­лою Бо­жи­ей про­по­ве­ду­ет по­ка­я­ние, вво­дит че­ло­ве­ко­лю­бие, учит муд­ро­сти, про­све­ща­ет всех при­хо­дя­щих к нему, он ис­пол­нил­ся неска­зан­ной ра­до­сти и ре­шил­ся без­от­ла­га­тель­но пой­ти к све­тиль­ни­ку Церк­ви, ко­то­рый то­гда све­тил из сво­ей ар­хи­епи­ско­пии в ме­сте, на­зы­ва­е­мом Жи­ча.

Ко­гда он при­шел в мо­на­стырь, то на­шел там од­но­го из мо­на­хов, ко­то­ро­го и упро­сил до­ло­жить о нем свя­то­му Сав­ве, все рас­ска­зав о се­бе: и от­ку­да он, и ка­ко­ва цель его при­хо­да. Пе­ре­да­но бы­ло о нем свя­то­му, ко­то­рый по­ве­лел при­ве­сти при­шель­ца к се­бе. Ко­гда тот во­шел, то пер­во­свя­ти­тель Серб­ский, имея в се­бе ве­ли­кую бла­го­дать Ду­ха Свя­то­го, про­зрел сво­им про­зор­ли­вым взо­ром все спо­соб­но­сти и доб­ро­де­те­ли его серд­ца. По­то­му при­нял его с лю­бо­вью и по­учал об уз­ком и тес­ном пу­ти, ко­то­рым сле­ду­ет ид­ти в ми­ре этом, дабы вой­ти в небес­ные оби­те­ли Цар­ства Бо­жи­его с жиз­нью веч­ной. Этим пу­тем шел и сам свя­той Сав­ва. По­том на­чал он спра­ши­вать при­шед­ше­го: «Для че­го ты при­шел сю­да?» И сей бла­жен­ный от­ве­чал ему: «Я слы­шал о доб­рых де­лах тво­ей свет­ло­сти, что при­ни­ма­ешь вся­ко­го при­шед­ше­го к те­бе и всем да­ешь бо­го­ра­зум­ное по­уче­ние. Для то­го и я об­ра­тил­ся к свя­той тво­ей ми­ло­сти, на­де­ясь, что при­мешь ме­ня». Услы­шав это, свя­той Сав­ва с бла­го­дар­но­стью при­нял его и бла­го­сло­вил ра­бо­тать в мо­на­сты­ре вме­сте с бра­ти­ей – да бу­дет ис­ку­сен во вся­ком де­ле, и то­гда уже до­ве­рит ему боль­шее, что впо­след­ствии и ис­пол­ни­лось.

Дей­ством Свя­то­го Ду­ха Сав­ва воз­вел его к све­ту Бо­же­ствен­но­го ра­зу­ма и по­доб­но ме­до­то­чи­во­му ис­точ­ни­ку на­по­ил его серд­це непре­стан­ны­ми по­уче­ни­я­ми. С са­мо­го на­ча­ла бла­жен­ный гос­по­дин мой Ар­се­ний при­нял сми­рен­но­муд­рие и по­слу­ша­ние и с этим жил сре­ди бра­тии. Ища по­мо­щи Все­выш­не­го, во вся­ком по­слу­ша­нии он пре­вос­хо­дил всех, мо­лил­ся неустан­но, ни­ко­гда не на­ру­шал устав и пра­ви­ло цер­ков­ное, ни­ко­гда не опаз­ды­вал на бо­го­слу­же­ние. Ви­дел он по­сто­ян­но невы­ра­зи­мые по­дви­ги и тру­ды сво­е­го учи­те­ля – свя­то­го Сав­вы и под­ра­жал ему с рев­но­стью, с ве­ли­ким сми­ре­ни­ем и кро­то­стью жи­вя в до­ме Бо­жи­ем. Он огра­ни­чи­вал се­бя и в хле­бе, и в во­де, и да­же то при­ни­мал в стро­го опре­де­лен­ное вре­мя и ни­ко­гда не да­вал те­лу сво­е­му до­ста­точ­но сна и по­коя. Воз­же­лав вой­ти в Цар­ство Бо­жие как ис­тин­ный граж­да­нин Небес­но­го Иеру­са­ли­ма, он го­во­рил се­бе: «Ох! убо­гая и гре­хо­лю­би­вая ду­ша моя! Под­ви­зай­ся, чтобы уго­дить Гос­по­ду! Ведь зна­ешь, что твое вре­мя ис­че­за­ет в су­е­те и ждут те­бя лю­тые му­ки, а ты все еще не го­то­ва! Неуже­ли не зна­ешь, что ты са­ма се­бя про­да­ла Гос­по­ду, ведь це­ною Его Чест­ной Кро­ви ты ис­куп­ле­на от за­кон­но­го про­кля­тия! Воз­же­лай же со­еди­нить­ся с без­ко­неч­но пре­крас­ным Бо­гом, для че­го под­ви­зай­ся и свер­ши, что долж­но, сле­дуя за Ним, ра­бо­тая толь­ко для Него. Слу­шай бо­го­от­ца и про­ро­ка Да­ви­да, ко­то­рый го­во­рит: Ми­лость Твоя пре­вы­ше жиз­ни мо­ей» (Пс. 22:6). Так свя­той Ар­се­ний бла­жен­но и непо­роч­но пре­бы­вал в за­коне Гос­под­нем, в по­сте и сле­зах стя­жав си­лу ду­хов­ную, рев­ност­но ис­пол­няя каж­дое по­слу­ша­ние, так что в ско­ром вре­ме­ни его жи­тие пре­взо­шло жи­тие всех мо­на­хов это­го мо­на­сты­ря.

Свя­той Сав­ва, ви­дя бла­го­дать, ко­то­рую он стя­жал, и по­дви­ги, ра­до­вал­ся о нем и мо­лил­ся Бо­гу, чтобы Все­выш­ний еще бо­лее утвер­дил его в доб­ро­де­те­ли, и на­чал по­сто­ян­но про­ве­рять, ис­ку­шать сво­е­го уче­ни­ка, дабы уви­деть, как он се­бя по­ве­дет. Не один раз, ко­гда бра­тия со­би­ра­лись на тра­пе­зу во вре­мя обе­да или ужи­на и ко­гда бла­жен­ный Ар­се­ний был с ни­ми, он вме­сто пи­тья на­хо­дил ук­сус, а вме­сто хо­ро­шей еды ма­ло­при­год­ную. Но свя­той ни­ко­гда не воз­му­щал­ся, а с бла­го­дар­но­стью все при­ни­мал как долж­ное. Он и не же­лал ни­ко­гда есть вкус­ную и при­ят­ную пи­щу, но го­во­рил сло­ва­ми Да­ви­до­вы­ми: Увя­ло серд­це мое, как тра­ва, ибо за­был есть хлеб мой и пи­тье мое со сле­за­ми (см.: Пс. 101:10-12). Чу­дес­ное смот­ре­ние Бо­жие о нем про­дол­жа­лось изо дня в день, и бла­го­дать все бо­лее пре­об­ра­жа­ла его, чтобы он обо­га­тил­ся Бо­же­ствен­ным ра­зу­мом и укра­сил­ся Небес­ной сла­вой. Ви­дя эту ве­ли­кую бла­го­дать Бо­жию, свя­той Сав­ва взял бла­жен­но­го в свою кел­лию, чтобы он все­гда на­хо­дил­ся ря­дом и, под­ви­за­ясь, до­стиг еще боль­ше­го ду­хов­но­го со­вер­шен­ства. Бла­жен­ный Ар­се­ний, как ис­тин­ный уче­ник Хри­стов, имея ра­зум, от ран­ней юно­сти слу­шал­ся слов Бо­жи­их, а ныне и свя­той Сав­ва стал его учи­те­лем. По­то­му, упи­ва­ясь сла­дост­ны­ми по­уче­ни­я­ми от­ца ду­хов­но­го, рас­цве­та­ла его бо­го­лю­би­вая ду­ша в кел­лии свя­то­го Сав­вы по­дви­га­ми и доб­ро­де­те­ля­ми. Всех дру­гих мо­на­хов пре­взо­шел тру­да­ми сво­и­ми из­бран­ник Бо­жий, и Все­ве­ду­щий Бог за его слу­же­ние в ве­ре и чи­сто­те да­ро­вал ему свет ис­ти­ны Сво­ей, стрем­ле­ние к сла­ве небес­ной, к жи­тию пра­вед­ни­ков и по­движ­ни­ков, что и сбы­лось вско­ре. Взяв по­двиг вы­ше сил сво­их, пре­воз­мо­гая го­лод и жаж­ду, мо­лясь днем и но­чью по уста­ву, он за­был свои пер­вые тру­ды пе­ред но­вы­ми, ибо они да­ле­ко пре­вос­хо­ди­ли их.

По про­ше­ствии неко­то­ро­го вре­ме­ни свя­той Сав­ва ре­шил до­ве­рить ему храм Бо­жий, ви­дя, что он до­сто­ин это­го вы­со­ко­го слу­же­ния. При­звав его к се­бе и дав муд­рое по­уче­ние, объ­яс­нив все уста­вы цер­ков­ные, он за­хо­тел вве­сти его в со­вер­шен­ство во всем: дал клю­чи цер­ков­ные из рук сво­их с бла­го­сло­ве­ни­ем: «Иди, ча­до с ми­ром, на­сла­ждай­ся без­ко­неч­но­го ве­се­лия в Бо­ге и при­учи ум свой к по­ка­я­нию, укра­шай­ся доб­ры­ми де­ла­ми, во­ору­жа­ясь по­стом про­тив вра­га неви­ди­мо­го до кон­ца дней тво­их. Да не по­гибнет со­кро­ви­ще ду­ши тво­ей – бой­ся Вла­ды­ку, со­тво­рив­ше­го те­бя, чтобы не по­сты­дить­ся в день Его слав­но­го Вто­ро­го При­ше­ствия. Пусть же все­мо­гу­щая дес­ни­ца Все­дер­жи­те­ля укре­пит те­бя на пу­ти сем в во­ле Его».

Бла­го­сло­вив его та­ко­вы­ми сло­ва­ми, прео­свя­щен­ный по­ру­чил ему все де­ла и по­тре­бы цер­ков­ные. При­няв эту власть от прео­свя­щен­но­го, его мо­лит­ва­ми с по­мо­щью Бо­жи­ей, он не толь­ко не бро­сил по­движ­ни­че­ства сво­е­го, но на­про­тив – стал под­ви­зать­ся еще бо­лее. Сбы­лись на нем сло­ва Хри­сто­вы: «Дух Гос­по­день ды­шит, где хо­чет» (см. Ин. 3:15), и ды­ха­ние Ду­ха Бо­жи­его сде­ла­ло все воз­мож­ным для бла­жен­но­го Ар­се­ния, так что мно­гие удив­ля­лись, го­во­ря: «От­ку­да у него та­кая муд­рость, ра­зум неска­зан­ный? Как он учит нас все­му и по его сло­вам все пре­тво­ря­ет­ся во бла­го?» Не зна­ли они, что все это от бла­го­да­ти Бо­жи­ей, обиль­но из­лив­шей­ся на свя­то­го Ар­се­ния и изу­мив­шей его неиз­ре­чен­ны­ми чу­де­са­ми по бо­го­от­цу Да­ви­ду, го­во­ря­ще­му: Свя­тым, су­щим на зем­ле Его, со­тво­ри чуд­но Гос­подь Свою во­лю в них. Его бла­го­дат­ная ду­ша яви­ла се­бя укра­ше­ни­ем свя­то­го хра­ма Бо­жи­его, ибо он за­бо­тил­ся о хра­ме как о сво­ей соб­ствен­ной ду­ше, ни­ко­гда не на­ру­шая пре­да­ния и уста­ва цер­ков­но­го, но еще бо­лее их утвер­див. Сми­рял­ся же он все бо­лее, со­вер­шая лю­бую ра­бо­ту и рас­пи­ная те­ло свое, дабы мыс­ли не об­ра­ща­лись к су­е­те зем­ной че­сти и сла­вы. Мо­лил­ся бла­жен­ный: «Гос­по­ди, да не воз­гор­дит­ся серд­це мое, да не воз­но­сит­ся, да не воз­ве­ли­чит­ся на­до мною!»

Так, про­цве­тая сми­ре­ни­ем, управ­лял бла­жен­ный хра­мом Бо­жи­им, а прео­свя­щен­ный Сав­ва все­гда сто­ял в церк­ви на та­ком ме­сте, от­ку­да мог все хо­ро­шо ви­деть. И ви­дел прео­свя­щен­ный, что Ар­се­ний де­ла­ет все как сле­ду­ет и пре­успе­ва­ет все бо­лее, счи­тая весь ве­ли­кий труд свой за ра­дость. Ви­дя, что он под­ви­за­ет­ся все бо­лее и бо­лее, свя­той Сав­ва по­ста­вил его екк­ле­си­ар­хом ве­ли­кой со­бор­ной церк­ви ар­хи­епи­ско­пии Серб­ской в мо­на­сты­ре Жи­ча, дав все в мо­на­сты­ре под власть его, за­по­ве­дав не остав­лять за­бо­ты о Бо­жи­ей Церк­ви, ко­то­рая яв­ля­ет­ся ма­те­рью мно­гим церк­вам.

Уви­дел бо­го­из­бран­ный Ар­се­ний, что объ­яла его ми­лость Бо­жия, что воз­вы­си­ла его и по­ста­ви­ла ря­дом с бла­жен­ны­ми от­ца­ми, и то­гда еще бо­лее уси­лил свой по­двиг мо­лит­вен­ный, мо­лясь и день, и ночь. Уве­ли­чив мо­лит­вен­ное пра­ви­ло свое, он ни­ко­гда не остав­лял его, взыс­кав Хри­ста. Ви­дя, что он ис­пол­ня­ет за­по­ве­ди Гос­под­ни, вос­хва­ля­ли его лю­ди, ибо вся­кое де­ло уда­ва­лось ему. Так на­ча­ла раз­но­сить­ся сла­ва его бо­го­угод­но­го жи­тия, и воз­лю­би­ли бла­жен­но­го Ар­се­ния и краль, и вель­мо­жи, слы­ша о мно­гих доб­рых де­лах его. И прео­свя­щен­ный Сав­ва еще бо­лее воз­лю­бил се­го свя­то­го му­жа, ока­зы­вая ему мно­гую честь. А свя­той Ар­се­ний, как и во дни юно­сти сво­ей, не пре­дал серд­це свое че­сти и сла­ве зем­ной, бу­дучи чужд все­му су­ет­но­му, по за­по­ве­ди Хри­сто­вой апо­сто­лам: не бе­ри­те с со­бой ни зла­та, ни се­реб­ра. Так по­сту­пал и сей бла­жен­ный, явив­шись в по­след­ние вре­ме­на на зем­ле как но­вый апо­стол Хри­стов. Ви­дишь, лю­без­ный чи­та­тель, что тем, кто лю­бит Бо­га, все об­ра­ща­ет­ся во бла­го, как это про­изо­шло и с сим бла­жен­ным му­жем. Бла­го­дать Бо­жия все­гда при­хо­дит во­вре­мя, быст­ро при­во­дя та­ко­вых лю­дей к ве­ли­чай­шей че­сти и сла­ве.

Прео­свя­щен­ный отец наш Сав­ва, жи­вя жиз­нью без­те­лес­но­го Ан­ге­ла, ис­тин­ный про­по­вед­ник бла­го­че­стия и учи­тель ис­ти­ны, от­рек­шись от ми­ра, воз­же­лал по­се­тить свя­тые ме­ста, чтобы ви­деть бла­гую жизнь тех, кто по­свя­тил се­бя Гос­по­ду. И стал он то­гда раз­мыш­лять в се­бе, что необ­хо­ди­мо на пре­сто­ле ар­хи­епи­ско­пии Серб­ской оста­вить вме­сто се­бя до­стой­но­го му­жа, ко­то­рый бу­дет пас­ты­рем и учи­те­лем. Мно­го же раз­мыш­ляя об этом, свя­той Сав­ва не на­шел дру­го­го му­жа, кро­ме се­го бла­жен­но­го Ар­се­ния, ко­то­ро­го на­учил вся­че­ской доб­ро­де­те­ли.

Ви­дя, что Ар­се­ний в си­лах быть ис­тин­ным ис­пол­ни­те­лем во­ли От­ца Небес­но­го, ис­пол­няя все ска­зан­ное в Еван­ге­лии Хри­сто­вом и при­во­дя к это­му на­род, он при­звал его и от­крыл мысль свою: «Воз­люб­лен­ное мое во Хри­сте ча­до, Ар­се­ние! Вы­слу­шай ра­зум­но сло­ва мои, ибо они не во вред ду­ше тво­ей! Ес­ли их со­хра­нишь в глу­бине ду­ши и они все­гда бу­дут в тво­ей па­мя­ти, то не бой­ся то­гда ис­ку­ше­ний лу­ка­во­го. Ты зна­ешь, воз­люб­лен­ный уче­ник мой, что с тех пор, как ты при­шел к нам по во­ле Бо­жи­ей, по­ки­нув род­ных и ро­ди­ну, не ослаб­ла в те­бе ве­ра. Все­му бла­го­му на­учил­ся ты здесь и при­учил серд­це свое к доб­ро­де­те­ли, так что мо­жешь во всем быть уго­ден Гос­по­ду. Вот, знай те­перь, что я устрем­ля­юсь на путь, ко­то­рый мне по­ка­зал Гос­подь, и не хо­чу разо­ча­ро­вать­ся в те­бе. Остав­ляю те­бя вме­сто се­бя упра­ви­те­лем свя­той ве­ры и пас­ты­рем овец Хри­сто­вых – чад оте­че­ства мо­е­го». Ко­гда это услы­шал от прео­свя­щен­но­го Ар­се­ний, то обу­ял его ве­ли­кий тре­пет, и, по­мыс­лив, что это лишь некое ис­пы­та­ние, он дол­го не мог ска­зать ни­че­го, ожи­дая но­вых слов от свя­то­го Сав­вы, но на­ко­нец, как бы вос­пря­нув от сна, от­ве­тил: «Гос­по­дин мой свя­тый! Что это зна­чит? Что та­кое ты го­во­ришь? – не ра­зу­ме­ет то­го ум мой!»

И сно­ва прео­свя­щен­ный го­во­рит ему: «От­брось вся­кий страх, ча­до, и по­слу­шай ме­ня – я те­бе го­во­рю прав­ду. Я от­прав­ля­юсь в до­ро­гу, как уже ска­зал те­бе, и о те­бе мне от­кры­то, что ты бу­дешь упра­ви­те­лем это­го свя­то­го пре­сто­ла, ко­то­рый мне да­ро­вал Гос­подь». Бла­жен­ный же от­ве­чал прео­свя­щен­но­му: «Гос­по­дин мой свя­тый! Оставь ме­ня, я гре­шен и недо­сто­ин та­кой уча­сти. Но ес­ли та­ко­ва во­ля твоя, то возь­ми ме­ня с со­бой ту­да, ку­да идешь, ибо я не хо­чу рас­ста­вать­ся с то­бой, мо­им бла­го­де­те­лем и учи­те­лем». Прео­свя­щен­ный ска­зал: «Бог мне явил те­бя до­стой­ным для вся­ко­го де­ла доб­ро­го, не упор­ствуй, не про­тивь­ся бла­го­да­ти Ду­ха Свя­то­го, ибо недо­стой­но бе­жать от ис­пол­не­ния за­по­ве­ди Бо­жи­ей». Ви­дя, что не мо­жет про­ти­вить­ся по­ве­ле­нию прео­свя­щен­но­го, Ар­се­ний от­ве­тил: «Да бу­дет во­ля Бо­жия и тво­ей свя­то­сти».

По­сле этой бе­се­ды по­ве­лел свя­той отец наш Сав­ва со­брать­ся в его слав­ную ар­хи­епи­ско­пию Жи­чу всем ча­дам дер­жа­вы его, от ма­ло­го до ве­ли­ко­го. Ко­гда же со­бра­лись все, то ска­зал им: «Ча­да мои воз­люб­лен­ные, знай­те, что я ухо­жу от вас, чтобы пой­ти нераз­вра­щен­ным пу­тем мо­е­го бла­го­го Вла­ды­ки Спа­си­те­ля Хри­ста, а вас по­ру­чаю Гос­по­ду, остав­ляя вме­сто се­бя это­го бла­жен­но­го му­жа, да бу­дет вам учи­тель и на­став­ник, ко­то­рый смо­жет за­бо­тить­ся о всех ва­ших немо­щах». И ко­гда все ча­да оте­че­ства его услы­ша­ли эти сло­ва, то ста­ли горь­ко пла­кать, с ве­ли­кой скор­бью сте­ная и вос­кли­цая: «О бла­гой на­став­ник и бла­го­де­тель! Прео­свя­щен­ный отец наш Сав­ва! По­че­му ты те­перь по­ки­да­ешь нас, пас­ты­рю доб­рый! Ты по­ка­зал нам, де­тям тво­им, ис­тин­ный при­мер всех доб­ро­де­те­лей, неустан­но пи­тая на­ши ду­ши сло­ве­са­ми ду­хов­ны­ми и при­во­дя нас на путь к жиз­ни веч­ной. Не остав­ляй же нас те­перь си­ро­та­ми, лю­бя­щих те­бя! Ко­го мы най­дем вме­сто те­бя, чтобы был та­кой же, как ты?!» И мно­гие дру­гие жа­лост­ные сло­ва го­во­ри­ли прео­свя­щен­но­му, чтобы он от­ка­зал­ся от на­ме­ре­ния сво­е­го.

В то вре­мя был кра­лем пле­мян­ник свя­то­го Сав­вы Ра­до­слав. Он так­же дол­го умо­лял свя­то­го не остав­лять его. Но свя­той Сав­ва, пра­вед­ник и сын пра­вед­ни­ка, от юно­сти по­свя­тил се­бя Бо­гу и все­гда ви­дел Его сво­и­ми ду­хов­ны­ми оча­ми. В этом он пре­взо­шел древ­них пра­вед­ни­ков, чьи изо­бра­же­ния бы­ли на рос­пи­сях стен. Все они ви­де­ли Бо­га раз­лич­но: Ис­айя – на пре­сто­ле, Ие­зе­ки­иль – на жи­вот­ных, Да­ни­ил – на об­ла­ках, На­ву­хо­до­но­сор – в пе­чи ог­нен­ной. Его при­нял Ав­ра­ам в сво­ем до­ме, а Иа­ков Его не от­пу­стил, по­ка Он не дал бла­го­сло­ве­ния. Зад­няя Бо­жия ви­дел Мо­и­сей на го­ре. А прео­свя­щен­ный Сав­ва ви­дел Гос­по­да не в од­ном толь­ко ви­де­нии, а по­сто­ян­но и все яс­нее оча­ми ра­зу­ма, по сло­ву бо­го­от­ца Да­ви­да: Ви­жу Гос­по­да пе­ре­до мною непре­стан­но, он с дес­ной мо­ей сто­ро­ны, чтобы я не по­ко­ле­бал­ся. К Гос­по­ду стре­мил­ся свя­той Сав­ва, не об­ра­щая вни­ма­ния на зем­ное и же­лая те­перь уй­ти как мож­но ско­рее, дабы мно­ги­ми за­держ­ка­ми не по­да­вать по­во­да к еще боль­шей скор­би у чад сво­е­го оте­че­ства.

В некий осо­бый день прео­свя­щен­ный отец наш Сав­ва от­слу­жил Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию со все­ми епи­ско­па­ми, иере­я­ми и диа­ко­на­ми по чи­ну со­бор­ной церк­ви ве­ли­кой ар­хи­епи­ско­пии. Был тут и бла­го­вер­ный краль Ра­до­слав, и це­лый со­бор зем­ли Серб­ской, и пре­по­доб­ный отец наш Ар­се­ний был здесь для по­свя­ще­ния. По Бо­жи­ей во­ле был он здесь по­став­лен ар­хи­епи­ско­пом ру­кой прео­свя­щен­но­го от­ца на­ше­го Сав­вы, ко­то­рый сде­лал для его по­став­ле­ния все необ­хо­ди­мое. По­сле то­го он был воз­ве­ден на свя­той и бо­же­ствен­ный пре­стол свя­то­го Сав­вы, и все его еди­но­душ­но про­сла­ви­ли, го­во­ря: «Ар­се­нию, прео­свя­щен­но­му ар­хи­епи­ско­пу всей Серб­ской зем­ли, мно­гая ле­та!»

Ко­гда же за­кон­че­но бы­ло бо­го­слу­же­ние, на­род уви­дел во­ис­ти­ну зре­ли­ще Бо­жие: как гос­по­дин остав­ля­ет свой пре­стол и идет за Хри­стом. То­гда горь­ко за­пла­кал на­род из-за это­го рас­ста­ва­ния. Но по­сколь­ку скорбь бы­ла без­по­лез­на, то на­род обод­рил­ся и неволь­но на­чал ра­до­вать­ся. В тот день отец наш Сав­ва со­тво­рил ве­ли­кое тор­же­ство с кра­лем Ра­до­сла­вом и со всем со­бо­ром оте­че­ства сво­е­го. Раз­дал мно­гие да­ры все­чест­ным епи­ско­пам, игу­ме­нам и всем вель­мо­жам бла­го­че­сти­во­го кра­ля. В тот день вся че­ло­ве­че­ская при­ро­да, ко­то­рая бы­ла здесь, воз­ве­се­ли­лась ду­хов­но и те­лес­но.

Свя­той Сав­ва непре­стан­но по­учал бла­жен­но­го Ар­се­ния, по­ка еще оста­вал­ся здесь, в до­ме Спа­си­те­ля, в ме­сте, на­зы­ва­е­мом Жи­ча, в бо­же­ствен­ных пра­ви­лах за­ко­на и пре­да­ни­ях к его ду­хов­ной поль­зе, го­во­ря: «Бра­те и ча­до мое воз­люб­лен­ное! Сле­ди за са­мим со­бой и за всем ста­дом, над ко­то­рым те­бя по­ста­вил Дух Свя­тый пас­ты­рем и учи­те­лем, чтобы ты пас Цер­ковь Бо­жию, Ко­то­рую Гос­подь стя­жал чест­ною Сво­ею Кро­вию. Ты зна­ешь, как я под­ви­зал­ся во вре­мя сво­ей жиз­ни и как тру­дил­ся для Церк­ви Хри­сто­вой. По­сле то­го мне суж­де­но те­перь за­вер­шить все, как обе­щал Вла­ды­ка не толь­ко мне од­но­му, но и всем тем, кто воз­лю­бил про­све­ще­ние Его. Сей­час я не знаю, уви­дишь ли ты ме­ня еще в этом смерт­ном те­ле, по­то­му с лю­бо­вию сер­деч­ной на­пом­нил те­бе о вся­ком доб­ром де­ле, что те­бе на ду­хов­ную поль­зу».

По­сле это­го прео­свя­щен­ный отец наш Сав­ва под­го­то­вил все, что ему бы­ло необ­хо­ди­мо в пу­ти, а бла­го­вер­ный краль Ра­до­слав да­ро­вал прео­свя­щен­но­му мно­го добра, зо­ло­то без чис­ла и осталь­ное, что бы­ло нуж­но, во мно­же­стве. Все­гда го­ря лю­бо­вью ко Хри­сту, свя­тый Сав­ва от­пра­вил­ся в путь из сво­ей слав­ной ар­хи­епи­ско­пии, ве­до­мый Ду­хом Свя­тым, да­ро­вав мир и бла­го­сло­ве­ние бла­го­вер­но­му кра­лю и всей зем­ле его дер­жа­вы. Про­во­жа­ем детьми оте­че­ства сво­е­го, епи­ско­па­ми и игу­ме­на­ми со мно­ги­ми сле­за­ми, он при­шел в свою дер­жа­ву, в ме­сто, на­хо­дя­ще­е­ся на бе­ре­гу мо­ря и на­зы­ва­е­мое Ста­рый Град. Здесь он хо­тел сесть в ла­дью и пу­те­ше­ство­вать да­лее по пу­чине мор­ской.

Остав­шись на несколь­ко дней, по­ка не при­дет за ним ла­дья, он уви­дел по­том, что все го­то­во к от­плы­тию, встал и по­шел к мо­рю. Мно­же­ство на­ро­да со­бра­лось на бе­ре­гу воз­ле него, с пе­ча­лью рас­ста­ва­ясь со сво­им учи­те­лем и на­став­ни­ком. Ви­дя, что они не хо­тят от­пус­кать его, тол­пят­ся во­круг и при­чи­та­ют, он неожи­дан­но быст­ро взо­шел в ла­дью и при­ка­зал от­плыть на ма­лое рас­сто­я­ние от бе­ре­га. Так он упо­до­бил­ся Хри­сту, ко­то­рый так­же, ко­гда его тес­нил на­род, во­шел в ла­дью и на­чал с мо­ря учить их, как об этом рас­ска­зы­ва­ет­ся в Еван­ге­лии. Так­же и прео­свя­щен­ный, стоя в ла­дье, уте­шал чад сво­их, да­руя им мир и бла­го­сло­ве­ние. Осо­бое бла­го­сло­ве­ние он дал кра­лю Ра­до­сла­ву и прео­свя­щен­но­му ар­хи­епи­ско­пу Ар­се­нию, бла­го­сло­вил зем­лю оте­че­ства сво­е­го, по­мо­лясь об его укреп­ле­нии. И дру­гие мно­гие ду­хов­ные бе­се­ды и по­уче­ния он го­во­рил де­тям сво­им, и, рас­ста­ва­ясь с пе­ча­лью, на­чал свой путь по мор­ской пу­чине. С то­го вре­ме­ни мно­го тру­дов и по­дви­гов он со­вер­шил, по­се­щая свя­тые ме­ста, как об этом на­пи­са­но в его жи­тии.

По­сле это­го гос­по­дин мой прео­свя­щен­ный ар­хи­епи­скоп Ар­се­ний на­чал па­сти вве­рен­ное ему ста­до, по­учая муд­ры­ми и бла­ги­ми сло­ва­ми: «Вы, дру­зья мои и ча­да воз­люб­лен­ные о Гос­по­де! Помни­те, что мы – при­шель­цы на этой чу­жой зем­ле, в ко­то­рой ма­лое вре­мя жи­вем как смерт­ные. Нас ожи­да­ет иная жизнь, а мы не го­то­вы и не мо­жем от­ве­чать без­смерт­но­му Ца­рю, ко­то­рый бу­дет су­дить нас за все, что мы со­вер­ши­ли: и яв­ное, и тай­ное. При­бли­жа­ет­ся ко­нец жиз­ни на­шей, на­ши го­ды неустой­чи­вы – усколь­за­ют как па­у­ти­на и, как цве­ты и листва, увя­да­ют и про­па­да­ют. Не зна­ем мы, в ка­кой день и час при­дут к нам по­слан­ные Им, го­во­ря: «Встань! Зо­вет те­бя!» То­гда уже не бу­дет вре­ме­ни на по­ка­я­ние!!!

Нет сей­час с на­ми на­ше­го доб­ро­го на­став­ни­ка и учи­те­ля, ко­то­рый ушел от нас, но его по­уче­ния все­гда с на­ми. Имея же ма­ло вре­ме­ни, бу­дем за­бо­тить­ся о ду­шах на­ших и но­сить тя­го­ты друг дру­га, имея од­ну об­щую во­лю, од­но бла­го­че­сти­вое же­ла­ние, од­ну свя­тую лю­бовь! Ес­ли мы вы­пол­ним по­уче­ния на­ше­го до­ро­го­го учи­те­ля, то не бу­дем от­да­ле­ны от Цар­ствия Небес­но­го и с Гос­по­дом пре­бу­дем в без­ко­неч­ные ве­ки».

Прео­свя­щен­ный Ар­се­ний еще при жиз­ни вы­гля­дел как Ан­гел Бо­жий. За его ве­ли­кие тру­ды и по­дви­ги Гос­подь его удо­сто­ил стать еще на зем­ле Хе­ру­ви­мом по при­ро­де ду­ши сво­ей. О ве­ли­кой церк­ви, ко­то­рую мы зо­вем дом Спа­сов, в ве­ли­кой ар­хи­епи­ско­пии он за­бо­тил­ся неустан­но, укра­шая ее, по­доб­но зо­ло­ту, сла­во­сло­ви­я­ми. Бо­же­ствен­ная бла­го­дать, о учи­тель, по­чи­ва­ла на язы­ке тво­ем, и из уст тво­их, как жи­во­твор­ная ре­ка из Еде­ма, ис­те­ка­ли бо­го­ра­зум­ные ре­чи, на­по­я­ю­щие и про­све­ща­ю­щие серд­ца слу­ша­ю­щих.

Мно­гие ца­ри со­сед­них дер­жав и бо­го­бо­яз­нен­ные лю­ди в раз­ных кра­ях и зем­лях слы­ша­ли о его бо­го­угод­ном и непо­роч­ном жи­тии и, воз­лю­бив свя­то­го, мно­гие да­ры и под­но­ше­ния ему да­ро­ва­ли. Ес­ли же кто го­во­рил про­тив него или до­са­ждал и не про­сил сра­зу же про­ще­ния у свя­то­го, то на­ка­зы­вал­ся безвре­мен­ной смер­тью. Бла­го­да­тью Бо­жи­ей, си­лою Свя­то­го Ду­ха прео­свя­щен­ный Ар­се­ний мно­гие го­ды про­вел в сане дан­но­го ему Бо­гом ар­хи­ерей­ства, со столь мно­ги­ми доб­ро­де­те­ля­ми, и по­дви­га­ми, и тру­да­ми про­во­дя жизнь свою, что невоз­мож­но в од­ной по­ве­сти все это опи­сать. Пре­бла­гой Бог за­хо­тел при­звать к Се­бе свя­то­го от этих без­чис­лен­ных тру­дов и тя­гот в веч­ную жизнь, в се­ле­ния рай­ские, где без­ко­неч­но ли­ку­ют пра­вед­ни­ки. При­бли­зи­лось вре­мя, ко­то­рое ожи­да­ет каж­до­го из земно­род­ных, вре­мя ча­са смерт­но­го. Прео­свя­щен­ный на­чал тяж­ко бо­леть, и бо­лезнь эта про­дол­жа­лась три го­да, осо­бен­но уси­лив­шись пе­ред кон­чи­ной. Свя­той не мог слу­жить Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию, не мог да­же сам дой­ти до хра­ма, но, хо­тя его те­ло бы­ло рас­слаб­ле­но тя­же­лой бо­лез­нью, он не остав­лял ис­пол­не­ния уста­вов цер­ков­ных и по­движ­ни­че­ства, под­ви­за­ясь и в немо­щи те­лес­ной. Ко­гда при­шло вре­мя его пре­став­ле­ния, он на­хо­дил­ся в ме­сте, на­зы­ва­е­мом Чрн­ча. Здесь его бо­лезнь на­столь­ко уси­ли­лась, что он ура­зу­мел бли­зость ча­са смерт­но­го и, горь­ко пла­ча, го­во­рил: «Го­ре мне, слад­чай­ший мой Иису­се, что я уда­лил­ся от сла­вы Тво­ей, не по­слу­шал­ся Тво­ей Бо­же­ствен­ной за­по­ве­ди! Жи­вя в су­е­те это­го ми­ра, я, об­ма­нув­шись, по­те­рял вре­мя, дан­ное на по­ка­я­ние! И вот хо­чет ме­ня рас­сечь смерть, хо­чет по­гу­бить непо­треб­ное те­ло мое! Что мне де­лать, несчаст­но­му!? Кто ме­ня из­ба­вит от лю­то­го ог­ня, ко­то­рый не гаснет во тьме кро­меш­ной, ко­гда при­дет Гос­подь су­дит мир?!» При­звав к се­бе чад ду­хов­ных, ко­то­рые на­хо­ди­лись здесь, свя­той ска­зал: «При­бли­зил­ся ко­нец жиз­ни мо­ей, воз­люб­лен­ные! – се­го­дня или зав­тра мы рас­ста­нем­ся. Но воз­ве­ли­чи­те Гос­по­да со мною, да на­сла­дит­ся ду­ша моя о Гос­по­де, слы­ша бо­же­ствен­ные пе­ния пред Твор­цом мо­им Хри­стом. Я уже не бу­ду вас боль­ше ви­деть в этой жиз­ни, и не бу­дет у нас с ва­ми боль­ше ду­хов­ных бе­сед здесь».

Услы­шав та­кие сло­ва, де­ти ду­хов­ные впа­ли в ве­ли­кую скорбь и на­ча­ли горь­ко пла­кать, пе­чаль­но гля­дя на сво­е­го доб­ро­го пас­ты­ря и учи­те­ля, го­то­вя­ще­го­ся пред­стать Бо­гу, и, по по­ве­ле­нию от­ца ду­хов­но­го, на­ча­ли петь Бо­гу хва­леб­ные и бла­годар­ствен­ные пес­но­пе­ния.

Бог без­ко­неч­ный и без­на­чаль­ный от юно­сти из­брал свя­то­го Ар­се­ния для ве­ли­ко­го слу­же­ния и удо­сто­ил его еще в зем­ной жиз­ни встре­тить­ся со свя­ты­ми и Ан­ге­ла­ми. Пе­ред его от­ше­стви­ем на небо Бог по­слал к нему Ан­ге­лов Сво­их в те­лес­ном об­ли­ке, дабы они из­рек­ли ему ду­ше­по­лез­ные сло­ва, а он уви­дел это ум­ны­ми оча­ми серд­ца и, по­няв их при­ход, воз­ра­до­вал­ся. И в один из дней при­шли три юно­ши, как стран­ни­ки, и во­шли во двор по­кло­нить­ся свя­той церк­ви и здесь се­ли пе­ред хра­мом Бо­жи­им.

Прео­свя­щен­ный про­зрел оча­ми ум­ны­ми их при­ход и, по­до­звав од­но­го из уче­ни­ков сво­их, ска­зал: «Ча­до, тут извне си­дят три стран­ни­ка чу­дес­но­го об­ли­ка. Пой­ди, при­зо­ви их ко мне». Ко­гда они во­шли в кел­лию, где на сво­ем од­ре ле­жал прео­свя­щен­ный, то, по­кло­нив­шись ему, ска­за­ли: «Мир те­бе, угод­ни­че Бо­жий!» А он им от­ве­чал: «Мир и вам, ра­бы Бо­жии, при­вет­ствую вас, по­се­тив­ших мою немощь!»

Они се­ли пе­ред прео­свя­щен­ным и на­ча­ли дол­гую ду­хов­ную бе­се­ду, а по­том хо­те­ли ухо­дить. Прео­свя­щен­ный же по­ве­лел дать им обиль­ную ми­ло­сты­ню, а так­же и все, что им мог­ло бы быть необ­хо­ди­мо. Они, взяв бла­го­сло­ве­ние, вы­шли. То­гда по­ве­лел прео­свя­щен­ный их воз­вра­тить из-за од­но­го сло­ва в бе­се­де, но вы­шед­шие вслед за ни­ми не на­шли пут­ни­ков, ибо те ста­ли неви­ди­мы. То­гда ура­зу­мел прео­свя­щен­ный, что это бы­ли Ан­ге­лы Бо­жии, и ве­ли­кую хва­лу воз­дал Гос­по­ду сво­е­му. По­сле это­го он по­мо­лил­ся воз­люб­лен­но­му им Хри­сту за се­бя, и за бла­го­вер­но­го кра­ля, и всю дер­жа­ву его, и всех ду­хов­ных чад сво­их, ко­то­рые бы­ли при его пре­став­ле­нии, дал им бла­го­сло­ве­ние и ло­бы­зал с лю­бо­вию. По­сле же при­ча­стил­ся Свя­тых Тайн и так со сла­вой пре­дал дух свой Гос­по­ду. То­гда ве­ли­кая скорбь обу­я­ла всех его чад ду­хов­ных, ко­то­рые про­ли­ва­ли горь­кие го­рю­чие сле­зы, ви­дя пре­став­ле­ние сво­е­го бла­го­го хра­ни­те­ля и на­став­ни­ка. Они ло­бы­за­ли его непо­роч­ное те­ло, окроп­ляя его сле­за­ми мно­ги­ми и с див­ным и пре­крас­ным бо­же­ствен­ным пе­ни­ем от­пе­ли его, ибо бы­ли здесь и прео­свя­щен­ные епи­ско­пы, и чест­ные игу­ме­ны.

Ко­гда же со­бра­лось ве­ли­кое мно­же­ство его ду­хов­ной паст­вы – со­бор ве­ли­кий, то с по­че­стя­ми, по­до­ба­ю­щи­ми свя­ти­те­лю, взя­ли его чест­ное и свя­тое те­ло и по­нес­ли к хра­му свя­тых апо­сто­лов, где при­го­то­ви­ли ме­сто для по­гре­бе­ния. Нес­ли и но­чью те­ло свя­то­го, с мо­лит­вою и сла­во­сло­ви­ем непре­стан­ным, и при­нес­ли в дом свя­тых апо­сто­лов. Учи­нив все по обы­чаю, вос­пе­ли за упо­кой ду­ши пра­вед­ни­ка псал­мы и пес­ни ду­хов­ные, по­ло­жив его в ра­ку из кам­ня, ко­то­рую он сам под­го­то­вил для се­бя. По­сле же разо­шлись каж­дый в свой дом, про­слав­ляя От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха, раз­мыш­ляя о бла­жен­ном упо­ко­е­нии свя­то­го, про­слав­лен­но­го Бо­гом, как все мыс­ли­ли.

По про­ше­ствии несколь­ких лет те­ло его все ле­жа­ло в гро­бе, ожи­дая ми­ло­сти и неиз­ре­чен­ной сла­вы от все­ми­ло­серд­но­го Бо­га, и раз­лич­ные чу­дес­ные ви­де­ния и зна­ме­ния бы­ва­ли за это вре­мя у ра­ки с его чест­ны­ми мо­ща­ми. Од­на­жды же но­чью, ко­гда не бы­ло ни вет­ра, ни бу­ри, а сто­я­ла ве­ли­кая ти­ши­на и си­я­ли звез­ды, в са­мую пол­ночь, в церк­ви, где сто­я­ли мо­щи, раз­дал­ся гром, как бы нис­хо­дя­щий от неба к те­лу свя­то­му, так что все быв­шие в мо­на­сты­ре по­мыс­ли­ли, что об­ва­лил­ся ку­пол хра­ма, и с ве­ли­ким тре­пе­том при­бе­жа­ли, за­жгли све­чи и во­шли в храм. По­дой­дя же к ра­ке с мо­ща­ми свя­то­го, уви­де­ли, что она вся разо­шлась свер­ху до­ни­зу и из нее ис­хо­дит неска­зан­ный аро­мат, ко­то­рым на­пол­ни­лась вся цер­ковь Бо­жия, так что все, обо­няя аро­мат бла­го­да­ти Бо­жи­ей, вос­пе­ли хва­лу Гос­по­ду, во­ве­ки пре­воз­но­си­мо­му.

В то вре­мя был на пре­сто­ле свя­то­го от­ца на­ше­го Сав­вы прео­свя­щен­ный ар­хи­епи­скоп Сав­ва П. Он об­лек­ся в свя­ти­тель­ские одеж­ды и со все­чест­ны­ми из­бран­ны­ми мо­на­ха­ми, иере­я­ми, диа­ко­на­ми, взяв ка­ди­ла и све­тиль­ни­ки, с бо­же­ствен­ны­ми пес­но­пе­ни­я­ми при­шел к ра­ке с мо­ща­ми свя­то­го и по­ве­лел ее от­крыть. От­ко­пав гроб, уви­де­ли невы­ра­зи­мую бла­го­дать Бо­жию, ко­то­рая свер­ши­лась над прео­свя­щен­ным, и, взяв его свя­тые мо­щи, по­ло­жи­ли их в из­бран­ном ков­че­ге, так что они ле­жа­ли на ви­ду всех вхо­дя­щих в свя­тую цер­ковь Пет­ра и Пав­ла, где на­хо­дят­ся и те­перь. Так про­сла­вил­ся свя­той Ар­се­ний, мно­гие чу­де­са со­тво­рив и по­прав на­чаль­ни­ка зло­бы и вра­га ро­да че­ло­ве­че­ско­го.

Пер­вое чу­до он со­тво­рил, явив­шись неко­му мо­на­ху, ко­то­рый был в до­ме свя­тых апо­сто­лов, уми­рая от тяж­кой бо­лез­ни гор­ла, так что лю­ди удив­ля­лись, го­во­ря: «Как он мо­жет жить с та­кой лю­той бо­лез­нью?» По­сколь­ку же об­ре­ли мо­щи прео­свя­щен­но­го с ве­ли­ким тор­же­ством и хо­те­ли по­ло­жить в ки­вот со сла­вой, то со­бра­лось неис­чис­ли­мое мно­же­ство лю­дей для ли­це­зре­ния се­го пре­див­но­го чу­да и бы­ло ве­ли­кое сла­во­сло­вие в хра­ме Бо­жи­ем. И сей боль­ной мо­нах при­пал к мо­щам свя­то­го Ар­се­ния, це­ло­вал их с лю­бо­вию и, горь­ко пла­ча, го­во­рил: «Угод­ни­че Бо­жий, свя­ти­те­лю Хри­стов Ар­се­ние! Сми­луй­ся на­до мною, греш­ным, угне­тен­ным сво­и­ми тяж­ки­ми гре­ха­ми! Ты име­ешь дерз­но­ве­ние ко Хри­сту и про­слав­лен Им, так что мо­жешь ис­це­лять немо­щи на­ши! По­то­му мо­лю те­бя, уми­ло­сер­дись на­до мною и ис­це­ли от лю­той бо­лез­ни, объ­яв­шей ме­ня!»

В тот же миг, как в неко­ем сон­ном ви­де­нии, про­шла его немощь и при­шла к нему си­ла, так что, лишь кос­нув­шись свя­тых мо­щей, он ура­зу­мел, что ему да­ро­ва­но ис­це­ле­ние, и вос­клик­нул гром­ким го­ло­сом: «Бла­го­да­рю те­бя, гос­по­дине мой свя­тый, что чрез те­бя по­лу­чил я ис­це­ле­ние от мо­ей лю­той бо­лез­ни! По­се­му сла­во­слов­лю и по­кло­ня­юсь ве­ли­чию свя­то­сти тво­ей!»

И все ви­дев­шие это пре­див­ное чу­до вос­пе­ли хва­лу все­ми­ло­сти­во­му Бо­гу, про­сла­вив­ше­му по­сле смер­ти Сво­е­го свя­ти­те­ля чу­де­са­ми. С то­го вре­ме­ни раз­лич­ные чу­де­са ста­ли со­вер­шать­ся от его свя­тых мо­щей, и во мно­гих кра­ях узна­ли о про­слав­ле­нии свя­то­го, и на­ро­ды из раз­ных мест при­хо­ди­ли по­кло­нять­ся его чест­ным мо­щам.

Неко­то­рый юно­ша, о ко­то­ром го­во­ри­ли, что он из Срем­ской зем­ли, был нем и глух, имея некую неиз­вест­ную бо­лезнь внут­ри, так что все те­ло его ис­сох­ло, вид­ны бы­ли толь­ко су­хие ко­сти с жи­ла­ми, об­тя­ну­тые по­чер­нев­шей ко­жей. Услы­шав о чу­до­тво­ре­ни­ях свя­то­го Ар­се­ния, он при­был в дом свя­тых апо­сто­лов и здесь про­вел мно­го вре­ме­ни, не от­хо­дя от ра­ки с мо­ща­ми свя­то­го. Ожи­дая про­ще­ния, взды­хая с го­ря­чи­ми сле­за­ми из глу­би­ны сер­деч­ной, он внут­ренне мо­лил­ся об ис­це­ле­нии и ни­ко­гда не опаз­ды­вал на бо­го­слу­же­ние. Од­на­жды, как все­гда, не от­хо­дя от ра­ки с мо­ща­ми свя­то­го, он мо­лил­ся на бо­го­слу­же­нии. Ко­гда же за­вер­ши­лась ве­чер­ня, то мо­на­хи вы­шли из хра­ма для пе­ния мо­леб­но­го ка­но­на, а боль­ной остал­ся один у мо­щей. То­гда по­сле сво­ей обыч­ной мо­лит­вы свя­то­му он вдруг вы­шел у всех на гла­зах из хра­ма и ска­зал ду­хо­вен­ству: «Про­сти­те ме­ня, греш­но­го, гос­по­да мои, свя­тые от­цы, ибо сей­час я при­нял про­ще­ние и ис­це­ле­ние по мо­лит­вам прео­свя­щен­но­го!» И все, ви­дев­шие столь див­ное чу­до свя­то­го, воз­да­ли мно­гую хва­лу и ве­ли­кое бла­го­да­ре­ние Гос­по­ду. Вой­дя же в храм, учи­ни­ли Три­свя­тое и бо­же­ствен­ное пе­ние у ра­ки с чест­ны­ми мо­ща­ми. Ис­це­лен­ный, про­ве­дя немно­го вре­ме­ни в мо­на­сты­ре для укреп­ле­ния те­ла, ото­шел в дом свой, ра­ду­ясь. И на­ча­ли непре­стан­но умно­жать­ся чу­де­са от мо­щей по во­ле Бо­жи­ей и же­ла­нию свя­то­го Ар­се­ния.

Во вре­мя прео­свя­щен­но­го ар­хи­епи­ско­па Ев­стра­тия I ко дню па­мя­ти свя­то­го был ве­ли­кий недо­ста­ток ви­на в до­ме свя­тых апо­сто­лов. Ар­хи­епи­скоп Ев­стра­тий скор­бел из-за это­го оску­де­ния и, при­звав ключ­ни­ка, спро­сил его, не най­дет­ся ли хо­тя бы немно­го ви­на. Ключ­ник от­ве­чал: «Бог, ви­дя­щий серд­ца каж­до­го, зна­ет, что нет ни­че­го». Прео­свя­щен­ный же воз­звал: «Бог – бо­га­тый ми­ло­стью, на­сы­тив­ший пя­тью хле­ба­ми пять ты­сяч, а по­том и семь ты­сяч на­сы­тив­ший и пре­тво­рив­ший во­ду в ви­но в Кане Га­ли­лей­ской – да явит сей­час неска­зан­ное ве­ли­чие си­лы Сво­ей по мо­лит­вам угод­ни­ка Сво­е­го в про­слав­ле­ние его име­ни!»

Во вре­мя все­нощ­но­го бде­ния все, что сле­ду­ет по чи­ну цер­ков­но­му, бы­ло со­вер­ше­но, и, ко­гда взо­шло солн­це, ар­хи­епи­скоп Ев­стра­тий го­то­вил­ся со­вер­шить Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию со все­чест­ны­ми иере­я­ми и диа­ко­на­ми, как и по­до­ба­ет в день па­мя­ти бла­жен­но­го свя­ти­те­ля Ар­се­ния. То­гда па­ра­екк­ли­си­арх по­шел к ключ­ни­ку, дабы за­брать ви­но в цер­ковь для бо­го­слу­же­ния, и ко­гда оба во­шли в клеть, то ключ­ник по­до­шел к од­ной из боль­ших бо­чек, где ра­нее дер­жа­ли ви­но, и на­шел ее пол­ной ви­на до са­мо­го вер­ха.

Ужас­нув­шись от та­ко­го зре­ли­ща, он при­шел к прео­свя­щен­но­му и рас­ска­зал ему и все­му со­бо­ру ду­хо­вен­ства об этом чу­де: «Ко­гда я во­шел в клеть, чтобы взять ви­но для хра­ма Бо­жи­его, то на­шел од­ну боль­шую боч­ку, ко­то­рая ра­нее бы­ла пу­ста, пол­ной ви­на до са­мо­го вер­ха!» Услы­шав об этом, прео­свя­щен­ный и весь со­бор до­ма Ста­со­ва воз­дал бла­го­да­ре­ние Бо­гу и Его свя­то­му Ар­се­нию, про­слав­лен­но­му свы­ше та­ки­ми чу­де­са­ми. В тот день учи­ни­ли ве­ли­кий празд­ник, и воз­ве­се­ли­лись ду­хов­но и те­лес­но все лю­ди, со­брав­ши­е­ся здесь, про­слав­ляя день па­мя­ти свя­то­го.

В то вре­мя, ко­гда на пре­сто­ле свя­то­го Сав­вы был прео­свя­щен­ный ар­хи­епи­скоп Иа­ков, при­шли два мо­на­ха из Гре­ции в дом свя­тых апо­сто­лов как дру­зья, воз­лю­бив­шие жизнь ино­че­скую. По­дой­дя к прео­свя­щен­но­му, они ска­за­ли: «Мо­лим твою свя­тость, да дашь нам ме­сто для пре­бы­ва­ния в уеди­не­нии, ибо мы при­вык­ли к это­му и не мо­жем жить вме­сте с бра­ти­ей». Прео­свя­щен­ный внял их про­ше­нию и на­шел ме­сто для их пре­бы­ва­ния – пе­ще­ру в ска­ле, на­зы­ва­е­мую Ко­т­ру­ли­ца, близ ре­ки Быст­ри­ца, и за­по­ве­дал обу­стро­ить ее так, как им бы­ло нуж­но. Ко­гда все бы­ло за­вер­ше­но, они по­се­ли­лись там, пи­та­ясь из мо­на­сты­ря свя­тых апо­сто­лов. На каж­дый же празд­ник они при­хо­ди­ли в мо­на­стырь и так в ве­ли­ком по­движ­ни­че­стве про­ве­ли мно­гие го­ды.

На­чаль­ник зло­бы и враг ро­да че­ло­ве­че­ско­го по­за­ви­до­вал им и од­на­жды вверг млад­ше­го в некий неодо­ли­мый ужас, так что он по­бе­жал в го­ру, как буд­то го­ни­мый бе­сом. Со­брат его, уви­дев, что про­ис­хо­дит, стал его до­го­нять, чтобы удер­жать, на­стиг его на го­ре и, с тру­дом свя­зав, при­вел в мо­на­стырь свя­тых апо­сто­лов с ве­ли­ки­ми уси­ли­я­ми, по­сто­ян­но бо­рясь в пу­ти, чтобы тот не вы­рвал­ся и опять не по­бе­жал в го­ру.

На­род, уви­дев это, взял боль­но­го мо­на­ха и ввел внутрь хра­ма, где, по­мо­лив­шись Гос­по­ду, его по­ма­за­ли свя­тым мас­лом и да­ли ему пить во­ду, от кре­ста бла­го­слов­лен­ную. А стар­ший со­брат это­го мо­на­ха при­вел несчаст­но­го к ра­ке мо­щей свя­то­го от­ца на­ше­го Ар­се­ния и с силь­ным пла­чем, уда­ря­ясь го­ло­вой сво­ей в по­кло­нах, го­во­рил: «Свя­тый Хри­стов! По­смот­ри на мо­е­го дру­га, как он страш­но му­чит­ся из-за за­ви­сти лу­ка­во­го! Но знаю, что ты име­ешь власть по­беж­дать его на­па­де­ния и си­лою Свя­то­го Ду­ха, Ко­то­рый по­се­лил­ся в те­бе, про­сти и ис­це­ли мо­е­го воз­люб­лен­но­го бра­та и дру­га! Я бу­ду здесь, у ра­ки тво­ей, и умру с ним, ес­ли его не ис­це­лишь!»

Тот­час же на гла­зах у всех боль­ной упал ря­дом с мо­ща­ми свя­то­го и как мерт­вый про­ле­жал здесь мно­го ча­сов, а за­тем вско­чил и про­из­нес: «Свя­той Ар­се­ний сде­лал ме­ня здо­ро­вым!» За­тем ис­це­лен­ный на­чал хо­дить по хра­му и кла­нять­ся свя­тым ико­нам, бла­го­да­ря свя­то­го Ар­се­ния. По­лу­чив ис­це­ле­ние, он со сво­им со­бра­том про­был в мо­на­сты­ре ма­лое вре­мя, и за­тем оба сно­ва вер­ну­лись в ме­сто сво­е­го по­движ­ни­че­ства, ра­ду­ясь о Гос­по­де.

Ко­гда рас­про­стра­ни­лись ве­сти о мно­же­стве чу­дес свя­то­го Ар­се­ния, то, услы­шав об этом, при­шла в дом свя­тых апо­сто­лов од­на жен­щи­на, ру­ка ко­то­рой ссох­лась и врос­ла внутрь те­ла. День и ночь она мо­ли­лась пе­ред свя­той цер­ко­вью. Ко­гда вхо­ди­ли все­чест­ные мо­на­хи со мно­гим на­ро­дом в храм Бо­жий, она па­да­ла ниц и про­си­ла их: «Свя­тые мои гос­по­да, по­мо­ли­тесь за ме­ня, греш­ную!» Мно­го вре­ме­ни она про­бы­ла в этом мо­на­сты­ре, умо­ляя о про­ще­нии гре­хов и ис­це­ле­нии. Од­на­жды во вре­мя Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии, ко­гда ду­хо­вен­ство с на­ро­дом бы­ли в хра­ме, эта жен­щи­на во­шла в цер­ковь и вста­ла ря­дом с мо­ща­ми свя­то­го и на­ча­ла мо­лить­ся с пла­чем. Во вре­мя чте­ния иере­ем Свя­то­го Еван­ге­лия она упа­ла, и по­ду­ма­ли, что это от уста­ло­сти и скор­би. По­дой­дя, хо­те­ли по­мочь ей под­нять­ся, но она бы­ла как мерт­вая, так что ее оста­ви­ли ле­жать у мо­щей до за­вер­ше­ния ли­тур­гии. Ко­гда на­ча­ли вы­хо­дить из хра­ма, она вста­ла, бла­го­да­ря Бо­га, Вла­ды­ку всех, и Его угод­ни­ка свя­то­го Ар­се­ния.

Спро­си­ли ее от­цы: «Ви­де­ла ли ты ка­кое-ни­будь ви­де­ние?» Она от­ве­ча­ла: «Про­сти­те, гос­по­да мои, я ви­де­ла со­всем немно­го. На­хо­дясь как бы во сне, я уви­де­ла, что ко мне по­до­шел некий ве­ли­че­ствен­ный муж в свя­ти­тель­ских ри­зах, так что я убо­я­лась. Он же взял ме­ня за боль­ную ру­ку и под­нял, го­во­ря: «Встань!» Под­няв­шись, я уви­де­ла, что ис­це­ли­лась от сво­ей бо­лез­ни».

Уви­дев это чу­до свя­то­го Ар­се­ния, про­сла­ви­ли бла­го­де­те­ля всех Бо­га. Ис­це­лен­ная жен­щи­на от­пра­ви­лась до­мой с та­кой же здо­ро­вой ру­кой, как и дру­гая. Бог ведь не за­бы­ва­ет тру­дов Сво­их ра­бов, ко­то­рые Ему слу­жат в этой вре­мен­ной жиз­ни. И по­сле смер­ти Он воз­ве­ли­чи­ва­ет их па­мять, так что и су­хие ко­сти пра­вед­ни­ков при­но­сят ис­це­ле­ния боль­ным. Та­ким об­ра­зом Гос­подь про­сла­вил и свя­то­го Ар­се­ния.

Да­ро­ван­ный ему Бо­гом пре­стол свя­то­го Сав­вы он дер­жал трид­цать лет, и за его ве­ли­кие тру­ды и по­дви­ги при­ба­вил ему Бог к это­му сро­ку еще три го­да. Его пре­став­ле­ние вспо­ми­на­ет­ся в ок­тяб­ре ме­ся­це, в 28-й день. Гос­по­ду на­ше­му Иису­су Хри­сту сла­ва и честь и по­кло­не­ние со От­цем и Пре­свя­тым Ду­хом и ныне и прис­но и во ве­ки ве­ков. Аминь.

Тропарь святителя Арсения, архиепископа Сербского, глас 8

Милости наставниче и благоутробия сокровище,/ еже всем отверзл еси,/ правоверия учителю и архиереев Божественное удобрение,/ отче наш, иерарше Арсение,/ нищих был еси заступник:/ тем моли Христа Бога,/ просветити души наша, да не когда уснем в смерть.

Кондак святителя Арсения, архиепископа Сербского, глас 2

В пищи словес твоих, Богоносе Арсение,/ разумно чада твоя питая,/ языком хваля, устнами же пение принося, вещанием зовый:/ Христе, Ты еси Свет неизреченный.


STSL.Ru


Источник:azbyka.ru
10 Ноября 2017

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

По указу для Приказа
По указу для Приказа
6 февраля 1701 года, исполняя указ Петра I о сборе с церквей и монастырей
103 года Доходному дому
103 года Доходному дому
103 года назад Троице-Сергиева Лавра завершила строительные и отделочные работы в четырехэтажном каменном здании на углу Красногорской площади и Александровской...
Возвращение Лавре монастырских зданий
Возвращение Лавре монастырских зданий
2 сентября 1956 года Постановлением Совета Министров РСФСР №577 Свято-Троицкой Сергиевой Лавре возвращено 28 зданий ( с учетом переданных в 1946 -1948 годах)...
Освящение надвратной Церкви после пожара
Освящение надвратной Церкви после пожара
14 июня (н.ст.) 1763 года в присутствии Екатерины II...
Визит Петра I
Визит Петра I
10 июня (н.ст.) 1688 года шестнадцатилетний Петр I посетил Троице-Сергиев монастырь. Юного царя сопровождала свита из тридцати думных людей...