О пагубности неологизма или рационализма

О пагубности неологизма или рационализма

Свт. Иннокентий (Борисов), архиеп. Херссонский

Рационалистами называются те из новейших иностранных богословов, которые в религии христианской не допускают ничего сверхъестественного, – и называются в том предположении, будто они в деле религии поступают сообразно с достоинством разума; другие гораздо справедливее и приличнее называют их неологами [1], новомодными богословами, новейшими социанами [2] и христианскими деистами. Рационализму обыкновенно, хотя и несправедливо, противополагают супернатурализм [3] или такой образ мыслей о религии, по коему допускается существование сверхъестественного откровения. Поелику сей образ мыслей исповедован в богословии от начала христианства до наших времен, то рационалисты последователей его называют палеологами, или старыми богословами.

Происхождение неологизма. Неологизм возник в Германии, в начале последней половины ΧVIII столетия. Ближайшими поводом к его распространению послужило усилившееся между тогдашними богословами мнение, что система церковного учения у католиков и протестантов не во всем согласна с учением библейским, и потому их догматика, в прежнем ее виде, совершенно не годится для новейших времен. Вследствие сего предубеждения, многие догматы подверглись критике, которая не умедлила объявить некоторые из них недоказанными и противными разуму. Умереннейшие из германских неологов думали удовлетвориться преобразованием церковного учения в духе социан, но большая часть тайного общества иллюминатов пошла далее. Одни, например Эйхгорн, приводили в подозрение подлинность и богодухновенность святых книг и приискивали способы изъяснить естественно все, что было в них сверхъестественного.

Другие, как Аммон, клеветали на историю догматов, представляли образование их в настоящем виде следствием влияния восточной и неоплатонической философии, как на учителей Церкви, так и на самых св. писателей; иные защищали достоинство естественной религии, якобы несправедливо униженной перед христианскою; некоторые, например Бард и Эдельман старались присвоить самим основателям христианства рационалистический образ мыслей, признавая их за учителей естественной религии, непонятых и обезображенных последователями. Не имея общего начала, каждый неолог принимал и отвергал, что хотел, доколе Кант не заключил религию в пределы, так называемого, чистого разума.

Главная цель неологии. Держась главного положения Кантовой религии, что христианство есть ничто иное, как символическое представление идей естественной религии, неологи устремили все свои усилия на то, чтобы при помощи философии, открыть в исторических христианских символах чистую религию под именем христианской.

Учение неологов и опровержение оного. Для достижения сей цели неологи

1. Не допускают сверхъестественного Откровения. Ибо говорят они:

а) в древние времена по недостатку психологических сведений все необыкновенные перемены в душе человека производимы были из влияния существ высших.

Отв. 1. Это не доказанное предположение могло бы иметь некоторое приложение к святыми писателям, если бы они требовали себе веры без доказательств; но они, говоря о необыкновенном своем отношении к Духу Божию, приводили, в доказательство сего такие дела, кои неопровержимо свидетельствовали о необыкновенности присутствия в них силы Божией. Ужели и чудеса производимы были потому, что они не знали новейшей психологии?

Отв. 2. Священные писатели умели отличать и отличали в деле религии произведения собственного ума от внушений Духа Божия (1 Кор. 7, 10-12; 2 Кор. 2, 17), и сами предостерегали от таких людей, которые выдают за откровение произволы собственного ума и сердца (Иер. 23, 25-40; 27, 16-18).

б) В священных книгах, говорят неологи, нет ничего такого, чего бы нельзя было изъяснить из естественных способностей и сведений их писателей.

Но если бы и действительно можно было все изъяснять таким образом, и тогда никто не имел бы права посягать на то. Ибо сами св. писатели многократно и решительно утверждают, что они не сами изобрели свое учение, а получили оное от Бога, через непосредственное откровение (напр., 2 Пет. 1, 21), так, что иногда они сами не вполне понимали то, что должны были говорить по внушению Духа Божия, для будущих поколений (напр., Дан. 12, 6-9; Иер. 23, 20). Сверх того, не возможно всего учения, содержащееся в священных книгах, изъяснить из естественных способностей и сведений их писателей. Ибо святые писатели были люди простые и неученые; следовательно, не могли изобресть никакого высокого учения, какое видим в священных книгах.

в) Вдохновение, говорят неологи, несовместимо с нравственною самостоятельностью существа разумного.

Отв. 1. Происхождение в душе понятий от впечатления чувственных предметов не уничтожает нравственной самостоятельности человека, тем менее оно может быть уничтожаемо от действия на душу человека силы духовной.

Отв. 2. Ежедневный опыт научает, что течение мыслей в уме нашем не всегда бывает произвольно, и что часто без нашего желания, даже против воли, приходят мысли, посредством коих открываются иногда высокие истины. Кто верит в провидение, тот не будет отвергать, что непроизвольное течение их подчинено законам, состоящим в распоряжении Промысла, а потому не может сомневаться в совместности вдохновения с свободою человека.

г) Если откровение необходимо для блага рода человеческого, то непонятно, говорят неологи, почему Промысл не сообщил его всем людям.

Отв. 1. Первоначально откровение сообщено было, в лице Адама и Ноя, всем людям. История религии показывает, что народы, происшедшие от семейства Ноева по столпотворении вавилонском, сами постепенно искажали и теряли правильные понятия о нем, предаваясь вымыслам и страстям. Христианская религия также предназначена для всего рода человеческого (Мк. 16, 15) и через апостолов возвещена была всему тогда известному миру (Рим. 10, 18).

Отв. 2. Приложение спасительных истин христианской религии к народам, остающимся в неведении о ней, нельзя ограничивать краткими пределами сей жизни, потому что само Свящ. Писание представляет пример противного (1 Пет. 3, 19-20).

Отв. 3. Таковое же возражение должен решить и неолог. По его мнению, для познания и исполнения нравственных обязанностей потребен ум, образованный философиею. Итак, непонятно, почему Промысл оставлял и оставляет столько народов без философии? Подобным образом неолог должен отвечать и на то, почему естественная религия не всем народам известна в чистом ее виде?

д) Получивший откровение, говорят еще неологи, не может иметь разумной уверенности в том, что ему сообщено Божественное откровение; для сего потребно новое откровение и т.д.

Но самый образ и содержание откровения могут уже заключать в себе многие решительные признаки его непосредственного происхождения от Бога. Если же к сим признакам присоединится еще внешнее свидетельство, состоящее в каких-либо чудесных явлениях, то Божественность откровения превышает всякое сомнение.

2. Неологи отвергают Таинства; ибо

а) говорят, что таинства противны цели откровения, которая состоит в научении людей.

Отв. Таинства не только не противны этой цели, но еще более других предметов поучительны, потому что они содержат в себе высочайшие истины. Таинственность их состоит не в том, чтобы мы не имели никакого представления о вещи, в которую верим, но в том, что не понимаем внутренней возможности представляемого.

б) Нельзя, говорят неологи, иметь разумного убеждения в истине таинств; ибо рассудок не может видеть их согласие с законами ума.

Отв. К убеждению себя в истине чего-нибудь два пути: путь размышления (философии), и путь свидетельства других (истории). К убеждению в истине таинств мы доходим последним путем, который столько же согласен с разумом, как и первый.

в) Таинства, говорят неологи, если и возможны, то бесполезны.

Отв. Напротив а) в теоретическом отношении они дополняют недостатки естественной религии и воскриляют разум; б) в практическом служат основанием самих утешительных и назидательных истин и укрепляют волю в творении добра; в) вообще они возвышают дух человека, возносят его выше тесного круга ограниченного бытия и приближают к беспредельному.

3. Чудес неологи не допускают потому, как они говорят, что чудеса превращают законы природы.

Отв. 1. Чудеса не предполагают совершенного превращения законов природы, но только произведение таких явлений, которые не могут быть изъясняемы из оных.

Отв. 2. Если и человек по своей свободе, может производить некоторые перемены в обыкновенном течении вещей, без нарушения их коренных законов; тем паче это возможно для Творца вселенной.

Отв. 3. Законы природы суть самые лучшие для достижения обыкновенных, всеобщих целей, но сим еще не исключаются чудеса, как средства к достижению целей высших.

Нравственное царство, как царство свободы, не могло быть заключено в необходимых законах царства природы. Если отношение разумных тварей к Творцу своему основано на свободе, то и отношение Творца к ним не может быть подчинено непременным, физическим законам естественной необходимости.

б) Для того, чтобы признать какое-нибудь явление за чудо, говорят неологи, т.е. за непосредственное выражение творческого могущества, надлежит быть уверенным, что в неизмеримом ряду естественных причин нет такой, которая могла бы произвести подобное явление, а для сего потребно знать весь состав мира, что невозможно.

Отв. 1. Требование несправедливое? Для сей цели довольно знать, что та причина, которая произвела чудесное явление, не такова, чтобы могла произвести оное; например, воскрешение мертвого одним словом, и что все, известные нам причины так же неспособны произвести оное.

Отв. 2. Предположено, что в сем случае воздействовала какая-либо неизвестная причина естественная, неосновательно; ибо 1) в сем случае неизвестное будет изъясняемо также неизвестным; 2) рождается неразрешимый вопрос, почему неизвестная причина явилась для произведения чуда именно тогда, когда хотел чудотворец, и в том виде, в каком ему угодно? и 3) допускается клевета на провидение, будто бы оно дозволяет некоторым естественным причинам действовать совершенно вопреки нравственным целям.

в) Вера в чудеса, говорят еще неологи, основывается на свидетельстве людей; но люди не могут свидетельствовать о сверхъестественности какого-либо события, потому, что сверхъестественное не подлежит опыту, на коем основывается всякое свидетельство.

Но при каждом чуде подлежат рассмотрению две вещи:

1) действительно ли случилось то происшествие, которое выдается за чудо? и 2) действительно ли сие происшествие есть чудо, основание которого находится вне видимого мира? В первом мы убеждаемся свидетельством других людей; но в последнем должно убеждать нас собственное размышление о свойстве самого происшествия и об отношении его к законам природы.

г) Большая часть чудес, описываемых в Новом Завете суть не более, говорят неологи, как странные случаи (чудесность), которые почтены чудесами по недостатку просвещения.

Но:

1) cиe предположение страннее предполагаемых странностей. Известно, что такое необыкновенное стечение обстоятельств, какое могло быть почтено за чудо, бывает весьма редко: каким же чудом таковое стечение почти непрестанно повторялось в короткое время служения Иисуса Христа на земле? Кто заставил природу отверсть в это время все источники чудесного?

2) Если б это было делом одного случая, то действующие лица никак не могли бы обещать чудес с такою уверенностью, с какою они обещали.

3) Известная правота их характера требовала, чтобы они вывели из заблуждения тех, кои действия их почитали чудесами.

д) Вера, которой постоянно требовали Иисус Христос и Его апостолы, и без которой они не могли совершать чудес (Мк. 6, 5) доказывает, что чудеса были действия психологические, говорят неологи.

Отв. Правда, что вера была необходимым условием совершения чудес, хотя совершались и силою Божиею; ибо сия сила производила их для нравственного усовершенствования людей, а таковая цель не могла быть достигаема без веры с их стороны. Впрочем, многие чудеса совершены были без веры в тех подлежащих, над коими они совершались, например, смоковница не могла иметь веры, однако же иссохла; буря также не могла иметь веры, однако же чyдoдействeннo не раз утихала и проч.

е) Если Иисус Христос и апостолы творили действительные чудеса, то непонятно, говорят неологи, почему им не верила большая часть иудеев.

Но если не творили, то еще непонятнее, как им поверила большая часть рода человеческого? Как сами они могли столь сильно убедиться в божественности преподаваемой ими религии, что все почти претерпели за нее мучительную смерть? Разум, ослепленный страстями, всегда найдет причину усомниться в истинности чудес. Что чудеснее видимого мира? Однако атеист не верит в Бога.

ж) Все народы, находящиеся в грубом состоянии, рассказывают о чудесах и пророчествах, – говорят неологи.

Но подложные чудеса не только не опровергают действительных, но еще необходимо предполагают существование оных, подобно тому, как существование поддельной монеты необходимо предполагает существование подлинной.

Касательно усовершимости христианской религии. Усовершимость христианской религии может быть или предлежательная или подлежательная. Подлежательная усовершимость религии состоит в том, когда исповедающие оную стараются более и более приобретать о ней познания, постигнуть идеал совершенства, в ней содержащийся. Предлежательно усовершимою религия бывает, когда сумма истин, ее составляющих, может быть или увеличена, или одни истины заменены другими или переиначены. В первом отношении усовершимости христианской религии никто не отвергает. Неологи почитают ее усовершимою и в последнем знаменовании, по следующим причинам:

1. Нельзя думать, говорят они, чтобы род человеческий во время появления христианства стоял на такой степени раскрытая умственных и нравственных сил, что ему могла быть сообщена совершеннейшая религия, к какой только человек несколько способен на земле.

Но:

а) род человеческий действительно стоял тогда на высокой степени развития душевных сил. Греки и римляне показали такие опыты своей умственной деятельности, коим удивляются и подражают далее и в новейшие времена.

б) Человек в юных летах может узнать все главные задачи какой-либо науки и главный способ разрешения их, чтоб обнять весь круг науки.

в) Премудрость Божия могла дать такую религию, которая, удовлетворяя потребностям людей, стоящих на низшей степени образования, в то же время была способна удовлетворять потребностям людей высшего образования.

г) Религия не должна заключать в себе сложности всех познаний о Боге: она должна содержать только сущность сих познаний; но сия сущность всегда одна и та же.

2) Самое свойство христианской религии показывает, что она усовершима, говорят неологи, ибо: а) в ней есть различные образы представления вещей, высшие – чисто разумные, и низшие — символические, и б) некоторые предметы недостаточно освещены, напр. будущая жизнь.

Но:

а) часто неологи почитают низшими символическими образами простые человеческие представления, и часто составляют высшие предметы, непостигаемые умом, но созерцаемые верою, например, таинство Искупления. В учении истинной Церкви сии образы представляются в совершенном согласии со всей экономией спасения; б) что касается до темноты, в которой представляется будущая жизнь, то существенные вопросы оной, коих решение необходимо для спокойствия рода человеческого, разрешены в христианской религии весьма достаточно, а неполное освящение сего предмета нужно для того, дабы добродетель человека имела более чистоты и бескорыстия.

3. Патриархальная и Моисеева религия с продолжением времени усовершенствованы, почему же, говорят неологи, не думать, что и христианская религия со временем должна быть усовершенствована?

Отв. Пример таких религий доказывает только то, что религия откровенная может быть усовершаема, если то угодно ее Виновнику. Но из сего еще не следует, чтобы она всегда была таковою. Усовершимость патриархальной и Моисеевой религии предсказана в самом ветхозаветном откровении, например Агг. 2, 7-9, ср. Евр. 12, 2-27. Напротив, религия новозаветная должна быть неизменяема, Евр. 12, 27-28; так что всякое изменение ее влечет за собою проклятие, по слову апостола (Гал. 1, 8-9).

Касательно теории приспособления. Приспособление может касаться или формы, или материи. Первого рода приспособление господствует во всем Священном Писании, ибо оно писано в форме простой и удобопонятной для всех и каждого. Приспособление по материи может быть или отрицательное, когда некоторые истины умалчиваются, и положительное, когда преподаются или одобряются заблуждения. Отрицательное приспособление не чуждо св. писателям (Ин. 16, 12; 1 Кор. 12, 22; Гал. 3, 15). Неологи приписывают им приспособление и положительное, умствуя так: если допустить, что апостолы и Сам Иисус Христос не употребляли приспособления положительного, то надобно согласиться, что они имели те же предрассудки, которые господствовали между тогдашними иудеями. Например, о явлении ангелов, о действии злых духов и проч.

Отв. Надлежит еще доказать, что мнения, почитаемые от неологов предрассудками, суть действительно предрассудки. Но сего никто из неологов и доказать не может. В этом случае все причины их заключаются в одной, что разум не понимает внутренней возможности какого-либо учения, напр. о явлении ангелов, о действии злых духов и т.п. Но по сему правилу, можно обратить в предрассудок, например, и связь души с телом, отношение мира к Богу и т.п.; в учении о сих предметах разум также не понимает внутренней возможности оного.

Теория приспособления, кроме того, что не имеет прочного основания, негодна и потому, что:

1) предполагаемое приспособление совершенно недостойно священных писателей, как посланников Божиих, которые многократно и торжественно уверяли, что они говорят одну истину (Ин. 18, 37; 8, 46).

2) совершенно ненужно. Проповедью о Кресте потрясаемы были все предрассудки, даже весь образ мыслей о религии как иудея, так и язычника. Успев в этом труднейшем деле, священные писатели не имели уже нужды щадить другие какие-либо предрассудки в людях, тем паче, что последние слушали их как Самого Бога. Если где, по-видимому, нужно было приспособление, то в предподавании нравственных правил, ибо сердце всегда упорнее ума: однако сами рационалисты признаются, что нравственность, излагаемая в Новом Завете, весьма чиста и строга для чувственности.

3) Теория приспособления ведет к искажению и уничтожению христианства. На основании теории приспособления каждый может принимать или отвергать в Священном Писании то, что ему угодно; как это и случилось с неологами, которые посягают на отвержение самых основных истин христианства, каковы, например, божественность Иисуса Христа, личность Святого Духа, падение человека, распространение первородного греха, Искупление, и проч.


Источник: Свт. Иннокентий Херсонский. Собр. соч. Т. 6.


Примечания

[1] Неологи́зм (др.-греч. νέος – новый + λόγος – слово) – новообразованное слово или словосочетание, отсутствовавшие ранее; введение, образование новых слов и смыслов, вообще всякого рода новое учение. Нео́лог – обновитель старого учения, нововводитель; сторонник модернизма, интегрирующего ортодоксальные принципы, ценности и традиции с современной культурой и цивилизацией.

[2] Социа́не (унитарии) – одна из наиболее либеральных протестантских сект. Зародившись в Южной Европе, движение вскоре переместилось в страны Средней Европы. В Женеве произошла встреча врача Сервета, одного из носителей новых взглядов, с Кальвином. Услышав проповеди Сервета, Кальвин вознегодовал и позже, по его требованию, Сервет был сожжен на костре. В Польше и Венгрии вольнодумцам удалось объединиться в свободную единую общину, принявшую название социан или унита́риев. Учение носит сугубо рационалистический характер. Оно отвергает все основные догматы Церкви (догмат о Святой Троице, Боговоплощение и др.). В Боге, по мнению социан, одно лицо (отсюда – «унитарии» от лат. unus – один), Христос – не Бог, но великий учитель и пример самоотверженного служения. Они открыто глумились над церковью и духовенством. В том же XVI веке были изгнаны из Польши. Учение в значительной мере распространилось в Англии и Америке, где его приверженцы называют себя «унитариями».

[3] Супернатурали́зм (от лат. super – над, сверху и natura – природа) – направление мысли, которое допускает наличие сверхприродной и даже сверхразумной действительности. Эта действительность должна познаваться или посредством особой функции духа (веры, предчувствия, духовной интуиции, экстаза), или при помощи превосходящего наше понимание источника познания – откровения (Философский энциклопедический словарь, 2010).


12 Сентября 2018

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

По указу для Приказа
По указу для Приказа
6 февраля 1701 года, исполняя указ Петра I о сборе с церквей и монастырей
103 года Доходному дому
103 года Доходному дому
103 года назад Троице-Сергиева Лавра завершила строительные и отделочные работы в четырехэтажном каменном здании на углу Красногорской площади и Александровской...
Возвращение Лавре монастырских зданий
Возвращение Лавре монастырских зданий
2 сентября 1956 года Постановлением Совета Министров РСФСР №577 Свято-Троицкой Сергиевой Лавре возвращено 28 зданий ( с учетом переданных в 1946 -1948 годах)...
Освящение надвратной Церкви после пожара
Освящение надвратной Церкви после пожара
14 июня (н.ст.) 1763 года в присутствии Екатерины II...
Визит Петра I
Визит Петра I
10 июня (н.ст.) 1688 года шестнадцатилетний Петр I посетил Троице-Сергиев монастырь. Юного царя сопровождала свита из тридцати думных людей...