«Лучшие командиры получаются из тех, кто прошел школу послушания»

«Лучшие командиры получаются из тех, кто прошел школу послушания»

Беседа с директором «Православного военно-патриотического центра "Пересвет"» при Свято-Троицкой Сергиевой Лавре протоиереем Димитрием Болтрукевичем

9-11 марта 2018 года в Москве прошел Открытый всероссийский турнир по рукопашному бою среди юношей православных военно-патриотических клубов, на соревнования приехали 23 команды из 19 регионов страны. Уже не первый год организует эти бои «Православный военно-патриотический центр "Пересвет"» при Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. На вопросы о деятельности центра и о воспитании современной молодежи ответил директор «Пересвета» протоиерей Димитрий Болтрукевич.

Отец Димитрий, расскажите, пожалуйста, что за организация такая «Пересвет», чем занимается? Насколько я знаю, их вообще несколько с одним названием и похожим профилем.

Пересвет – слово звучное, имя национального героя. Он был монахом Троице-Сергиевой Лавры, но мы же не можем присвоить его имя и объявить, что наш центр единственный будет называться «Пересветом». Таких организаций действительно много, просто так получилось, что в недрах Русской Православной Церкви первый православный военно-патриотический клуб возник именно в Троице-Сергиевой Лавре. Военно-патриотические клубы в нашей стране были и до нас, но в церковной среде такой клуб возник именно здесь.

Когда же?

Когда все начиналось, никто не думал про юбилеи, что нами будут интересоваться, считать великими и славными. Мы просто делали свое дело. А потом нам стали задавать вопросы, и мы задумались: а и правда, когда?

У меня есть видеозапись, в которой рассказывается о парусном походе по Онеге ребят из клуба «Пересвет» города Сергиев Посад. Это, знаете, как о Москве, наше первое «летописное» упоминание. Тот сюжет 1995 года, его мы и считаем теперь годом основания нашего центра. Правда, потом мне принесли вырезку из сергиевопосадской газеты за 1989 год, где тоже упоминался клуб «Пересвет». Но мы не стали надувать щеки и делать себя еще старше, потому что не в этом дело.

Говорят, что, когда вы начинали свою работу, целью было увести детей с улицы, а сейчас все наоборот – вернуть детей на улицы.

Действительно, когда наместник Лавры архимандрит Феогност меня вызвал и сказал: «Возглавь клуб “Пересвет”», я спросил: «А какие наши задачи? Воспитывать монахов, священнослужителей?..». Он ответил: «Ваша задача – как можно больше детей увести с улицы». На те времена это было очень актуально. Сейчас действительно мы вдруг поняли, что нашей задачей стало – как можно больше детей вывести на улицу, потому что нынешние дети – рабы гаджетов и виртуальной реальности.

Насколько вообще изменились задачи по сравнению с тем временем?

Да нисколько не изменились. Мы боремся с детьми, они борются с нами (смеется)

А дети изменились?

Очень! Причем я думал, что считаю так исключительно в силу возраста, поскольку уже лет 20 клуб возглавляю. Но несколько лет назад мой воспитанник, который сейчас служит в патрульно-постовой службе Управления внутренних дел в Посаде (а на тот момент был у нас младшим инструктором, и было ему лет 18, пришел же он в «Пересвет» в 12-13 лет), так вот, он мне говорит: «Отец Димитрий, а дети изменились». Я переспрашиваю: «Точно?». Он отвечает: «Мы были не очень, но с этими я даже не знаю, что делать». Они стали какими-то квёлыми, что ли…

Их стало сложнее мотивировать?

Да. Если раньше к нам приходил ребенок, мы ему давали макет массово-габаритный автомата Калашникова и он с ним ел, спал, вообще был счастлив, то сейчас в глазах только компьютерные игры. Дети такие скорохваты стали. Чтобы чем-то овладеть, надо приложить некоторые усилия и время, надо трудиться, а если быстро достигнуть результата не получается, то «ну и ладно», есть же компьютер, где ты – герой…

Вы боретесь с этим?

Мы боремся и проигрываем, как мне кажется. То есть, если брать формальные цифры, то мы проигрываем, если говорить о конкретных детях, не привязывая их к отчётам по массовости, то у нас очень хорошие результаты. У нас есть воспитанники, за которых не стыдно.

А в чем заключается воспитание? По воскресеньям, я знаю, дети к вам приходят на целый день. Как они его проводят?

Это удивительная загадка, почему дети, несмотря на трудности и необходимость усилия над собой, к нам возвращаются! Мы же – дополнительное образование, и они вовсе не обязаны к нам ходить. Дети к нам ходят только в том случае, если им интересно.

Не потому, что родители заставляют?

Чем младше ребенок, тем больше на него воздействуют родители и могут его заставить, привести за ручку и вечером за ручку увести. Чем он старше, тем у него больше внутренней свободы.

Какого возраста у вас дети?

Когда мы брали с шести лет, у нас было 200 человек. Сейчас мы берем с 12 лет, у нас 80–100 человек. И мы все время на развилке: то, что детям интересно, им вредно, а то, что им полезно, им совершенно неинтересно. А ходят они к нам добровольно, только если им интересно – вот такой замкнутый круг, поэтому мы все время балансируем между этими «полезно» и «интересно».

А что полезного и интересного они у вас делают?

Ну, день у них такой: они должны прийти на службу, отстоять богослужение. Это тяжелейшее испытание для подростка – простоять полтора часа, внимая прекрасным образцам церковного пения и живописи. То, что они в свой выходной, в воскресенье, добровольно приходят в храм без пятнадцати девять утра, это чудо. После службы они строем идут в трапезную Троице-Сергиевой Лавры, где их кормят обедом. Далее у них развод на занятия и… занятия, занятия, занятия… У нас там – равняйсь, смирно, упал, отжался. Дети приходят развинченные, руки-ноги живут своей жизнью, и когда вдруг голова начинает контролировать тело, строевая подготовка им, как ни странно, начинает очень нравиться. Мы не делаем из них курсантов кремлевского полка, но ребята у нас получают чувство локтя, коллектива, товарищества, ответственности, собранности, вменяемости и т.д. А нам становится удобно с ними работать.

Какие еще занятия есть?

Есть занятия по истории России. Есть – по Закону Божьему. Но священник не только им лекции читает, он живет с ними их жизнью: идет с ними в поле, разводит костер, пьёт чай, чтобы согреться. Сегодня ребята пошли в пещеры спелеологией заниматься. Они занимаются парашютно-десантной и высотной подготовкой. Священник вместе с ними идет, несет тяжелый рюкзак, также мерзнет, также страдает от жары, устает. И они смотрят: то, что он им рассказывает, и то, как он реагирует на все эти бытовые ситуации, – это одно и то же или нет, двойной он жизнью живет или честен с ними. Личный пример – это очень важно. Наши замечательные инструкторы учат детей тому, что сами хорошо умеют, а также главному – правильно относиться к жизни и правильно поступать в тех или иных ситуациях.

А еще у нас есть занятия (к любому из них надо добавлять слово «основы») по огневой подготовке, где ребята учатся обращаться с оружием, безопасности; по ориентированию на местности, топографии; медицинской подготовке; физической подготовке и т.д., и т.п.

А как сочетаются военная подготовка и православие?

Вообще никаких противоречий. В нашей стране только две категории граждан не работают – это священники и офицеры. Они служат. И офицеры, и священники живут по уставу. И офицеры, и священники имеют форму одежды. И офицеры, и священники прошли школу послушания: у военнослужащих есть понятие приказ, у священников благословение. Самые лучшие командиры получаются из тех, кто прошел школу послушания.

У нас в «Пересвете» мы детей (может быть, это будет громко сказано) готовим к службе на военном и гражданском поприще во славу своего Отечества. Во всяком случае, мне очень приятно, что наши воспитанники не боятся идти служить в армию, служить своему Отечеству. У нас очень много выпускников, которые служат по контракту в Вооруженных силах и в других силовых структурах, многие идут служить в структуры МЧС. У нас есть и многодетные мамы, наши бывшие воспитанницы, которые считают месяцы, дни, часы, когда их дети подрастут и они смогут их отвести в «Пересвет».

Мы никогда не ставили своей задачей воспитать священников, но у нас сейчас есть в «Пересвете» инструктор-священник, который был когда-то нашим воспитанником. Несколько наших выпускников учатся в семинарии.

Сколько детей из тех, кого приводят родители, остаются?

У нас есть такое понятие «резервный взвод» – три месяца начальной подготовки. После этого примерно шесть человек из десяти уходят. Дисциплина…

А если их дома заставляют к вам ходить? Наказывают?

У родителей есть другое наказание: если будешь плохо учиться, не пойдешь в «Пересвет». Сейчас много неполных семей, часто детей приводят одинокие мамы, чтобы у нас восполнить недостаток мужского воспитания в семье.

Какие масштабные мероприятия вы проводите?

Если брать территорию всей России и ближнего зарубежья, как сейчас принято говорить, то это турнир по рукопашному бою. Он вырос из нашего внутриклубного соревнования, был очень востребован сначала в нашем городе, а затем дорос до всероссийского первенства.

Но мы занимаемся не только военно-патриотическим воспитанием, у нас есть и замечательное творческое объединение «Хозяюшка», где дети, которые не хотят бегать и ползать с автоматом, или девочки спокойного нрава учатся шить, готовить, мастерить и так далее. Внутри этого творческого объединения, так же, как и турнир, возник конкурс детского творчества «Пасхальное яйцо». Сначала он был только наш, а теперь это самое масштабное мероприятие «Пересвета». Конкурс стал международным, мы дошли до Тихого океана – Камчатка, Чукотка, Хабаровский край; если идти на Запад, то у нас есть участники из Польши, Франции, Дании, то есть двигаемся к Атлантике. В прошлом году в конкурсе приняли участие 14 тыс. человек из 55 регионов России, а также Польши, Беларуси и Казахстана.

В июле мы проводим межрегиональный учебный полевой лагерный сбор участников православных военно-патриотических клубов. То, чему нельзя научить в городе, мы учим в лесу.

Сколько человек ездит на сбор?

Поскольку мы живем в лесу, в палатках, в жестких полевых условиях, то максимальное количество людей, которое мы можем накормить с военной полевой кухни – это 120 человек. Нас часто просят провести несколько смен за лето, но мы не имеем такой возможности. Работа с детьми не кормит, поэтому наши инструктора едут туда исключительно в свой отпуск от основной работы, а его хватает только на одну смену.

Во время сборов ребята занимаются физической, строевой, тактической, огневой, медицинской, инженерной подготовкой, учатся правильно собирать рюкзаки и разводить костры в сложных погодных условиях, организовывать комфортный и теплый ночлег при наличии минимального снаряжения, готовить вкусную и полезную пищу в полевых выходах.

В течение года мы ходим в походы различной сложности. Например, зимний поход мы традиционно проводим по местам боев в Тверской области. Участники неделю находятся в лесу, там и Новый год встречают. Ребята на себе испытывают трудности передвижения по заснеженным полям, лесам, болотам, буеракам, сложности ночевок в зимнем лесу и другие тяготы, чтобы хоть чуть-чуть, без всяких военных действий, понять, какой ценой досталась победа нашим предкам…

Участвуем мы в Вахтах памяти – поисковых мероприятиях по местам боев Великой Отечественной войны, где занимаемся работами по розыску, подъему и захоронению погибших в сражениях воинов.

Другие мероприятия направлены на закрепление специальных навыков, полученных во время занятий. Например, чтобы отрабатывать альпподготовку, мы ходили в горный поход по Крыму, ездили в Дюкинские карьеры.

Спектр дисциплин, которыми занимаются в «Пересвете» ребята, весьма широк. Откуда ваши инструкторы? Кто у вас работает?

У нас преподают профессиональные инструкторы, ветераны и действующие сотрудники различных силовых структур, МЧС, а также священнослужители Вознесенского подворья (где я являюсь настоятелем) Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Инструкторы – в основном волонтёры. В свои выходные они приходят к детям, чтобы личным примером пробудить в них стремление стать достойными гражданами нашей великой страны.

Беседовала Анна Щербина


STSL.Ru


Теги: Пересвет
20 Марта 2018

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...