Икона Вознесения

Икона Вознесения
Икона любого праздника вдохновляется соответствующими литургическими текстами. Богослужение праздника Вознесения Господня строится вокруг повествования Евангелия от Луки (Лк . 24, 50-53) и Книги Деяний (Деян. 1, 9-11). О событии Вознесения упоминает и апостол Павел: «Нисшедший, Он же есть и восшедший превыше всех небес...» (Еф. 4, 10); значение события подчеркивает и Псалтирь: «Возмите врата князи ваша, и возмитеся врата вечная, и внидет Царь славы» (Пс. 23, 9). Двое «врат» означают два метафизических полюса земли и две крайние точки пути спасения. Бог спускается до двери ада, сокрушает ее и возносится затем до двери неба: «Своим схождением низложившаго супостата, и Своим возшествием вознесшаго человеки, священницы, пойте, людие, превозносите во вся веки» (тропарь 8-й песни 1-го канона Вознесения).

Пессимизм Иова констатирует: «Нисшедший в преисподнюю не выйдет...» (Иов 7, 9). Но праведная Анна пророчествует в своей молитве: «Господь... низводит в преисподнюю и возводит» (1 Цар. 2, 6). Праздник возвещает о победе над смертью и адом, и Предание с особенной силой указывает, сколь велико то, что достигнуто в результате. Так святой Иоанн Златоуст замечательно подводит итог завершению спасения: в человечестве Христа все человечество окончательно возводится на небеса, наше вечное бессмертие осуществлено окончательно. Отныне «наше жительство — на небесах» (Флп. 3, 20). Более того, Отец совоскресил нас и «посадил на небесах во Христе Иисусе» (Еф. 2, 6); во Христе апостол Павел уже созерцает, предвосхищает пришедшее Царство.

Апостолы, как сказано в Евангелии, поклонились Христу и «возвратились в Иерусалим с великою радостью», и богослужение праздника преисполнено этой радости. Спасение свершилось, но объективно завершенное дело Христа еще должно быть субъективно усвоено каждым человеком. «Подняв руки Свои, благословил их, — говорит святой Лука. — И, когда благословлял их, стал отдаляться от них и возноситься на небо» (Лк. 24, 50-51). Господь вознесся, благословляя, и именно это служит композиционным стержнем иконы. Благословение это ведет за собой Пятидесятницу, дарование Святого Духа (прекрасно изображение этого события в Везеле, Vézelay). Можно сказать, что икона Вознесения представляет собой эпиклезис Пятидесятницы: «Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек» (Ин. 14, 16). Эпиклезис — молитва к Отцу о ниспослании Святого Духа; это непрестанно воспевает праздничное богослужение: «Вознеслся еси во славе, Христе Боже наш, радость сотворивый учеником, обетованием Святаго Духа, извещенным им бывшим благословением» (тропарь Вознесения). Господь вознесся, чтобы «вознести падший образ Адамов, и послати Духа Утешителя, еже освятити души наша...» (стихира на стиховне, глас 6-й). Источник радости, охватившей апостолов, несмотря на расставание с Христом, ясно виден, ибо они помнят Его обещание: «Я с вами во все дни до скончания века» (Мф. 28, 20). Антиномия для рассудка и очевидность для духа выражены в кондаке праздника: «Еже о нас исполнив смотрение, и яже на земли соединив небесным, вознеслся еси во славе, Христе Боже наш, никакоже oтлyчаяcя, но пребывая неотступный, и вопия любящим Тя: Аз есмь с вами, и никтоже на вы». После Вознесения характер присутствия Христа становится иным, уходит внутрь. Теперь Он уже не предстоит Своим ученикам, Он в них; Христос присутствует в каждом проявлении Святого Духа, как Он присутствует в Евхаристии.

Все эти аспекты единой тайны спасения и отражает весьма насыщенная богословским содержанием икона Вознесения. Она без изменений воспроизводит древнейшее изображение, известное по сосудам Монцы (Monza) V и VI веков. Рассматриваемая икона принадлежит московской школе иконописи, близкой Андрею Рублеву, и датируется XV веком. Чтобы икона «заговорила», необходимо безмолвно сосредоточиться. Нужно отдаться ее благодати, постепенно подводящей к самой сути того, о чем возвещает икона. В своем строгом и выразительном лиризме композиция являет дивную гармонию, в которой поет каждая деталь. Слышится торжественное звучание аккорда: «Горе имеим сердца» (Sursum corda).

Как и в евангельском рассказе, центральная тема иконы — заповедь Господня: быть вместе в ожидании, что исполнится Его обетование. Это Церковь, на которую изливается преизобилие благодати. Примечательно, что аналогичная композиция с обратным направлением движения Христа представляла бы собой Второе пришествие Господа, Парусию. Так встречаются альфа и омега. Церковь благоговейно ждет, когда Иисус, вознесшийся на небо, придет таким же образом (Деян. 1, 11). Христос — Глава Церкви, Богоматерь — ее образ, апостолы — ее основание. Под знаком неотъемлемого благословения апостолы вступают в свое делание церковного созидания.

Пальцы воздетых рук ангелов и стопы Богоматери образуют вершины симметричного треугольника; эта фигура, четко выделяющаяся по отношению к апостолам, явно выражает запечатленную в Церкви идею троичности: незыблемое Отчее начало символизируется Девой, Божественные свершители спасения, Слово и Дух, — ангелами. Кроме треугольника другой священный геометрический образ композиции — круг, вписывающий фигуры апостолов; это — круг Церкви, он как бы отображает небесный круг, в котором изображен Христос. Вертикаль, соединяющая головы Спасителя и Богоматери, делит всю икону на две равные части и, пересекаясь с линией горизонта, образует правильной формы крест.

Христос изображен в сиянии Своей славы, наполняющей космические сферы. В Своем Вознесении Он поддерживается двумя Ангелами. Их одежды имеют такой же цвет, как и одежды апостолов. Это — ангелы Воплощения, их присутствие указывает на то, что Христос отделяется от земли в Своем земном Теле, что после Вознесения не нарушается Его связь с землей и с верующими, связанными с Ним Его Кровью. Правая рука Христа простерта в благословении, в левой Он держит свиток Писания. Он — источник благодати-благословения и слова-учения. Вознесение не прерывает Его миссии.

Изображенные посреди апостолов два ангела в белых одеждах возвещают о том, что возносящийся Христос снова придет во славе; это аллюзия на слова апостола Павла: «При устах двух или трех свидетелей будет твердо всякое слово» (2 Кор. 13, 1), то есть свидетельство двух ангелов — истинно.

Богоматерь занимает центральное место, Она — ось группы на переднем плане. Она особенно выделяется на окружающем фоне благодаря белизне ангелов. «Честнейшая Херувим и сл4внейшая без сравнения Серафим», Она — предуставленный центр, в котором сходятся мир ангельский и мир человеческий, небо и земля. Однако Христос восседает одесную Отца на небесах, «превыше всякого Начальства, и Власти, и Силы, и Господства... Главою Церкви, которая есть Тело Его, полнота Наполняющего все во всем» (Εφ. 1, 20-23). Будучи образом Церкви, Богоматерь изображается ниже Христа. Ее отношение двояко: «Оранта», перед Богом Она — Заступница, перед лицом мира, Она, Пречистая, — святость Церкви. Ее неподвижность отражает незыблемую истину Церкви. Изящество, почти прозрачная легкость силуэта Богоматери контрастирует с мужественно-динамичными фигурами окружающих Ее апостолов. Устремленность Богоматери ввысь, Ее руки, словно приносящие дар и молящие за мир, красноречиво говорят о том, что она обозначает Церковь. Три звезды, на голове и на плечах, символизируют, как всегда, Ее Приснодевство — до Рождества, в Рождестве и по Рождестве.

Две равные группы апостолов, окружающих Богоматерь, образуют полный круг, подчеркнутый движением рук ангелов, и изображают Церковь, вписанную в этот священный знак вечности и любовного согласия Отца и Сына. Динамичность фигур апостолов выражает идею их проповеднической миссии, множественность языков и способов передачи единой истины. Цвета их одежд отражают «разноцветную одежду» Божественной Невесты — Церкви, единство во множестве: по образу Единого, изливающегося в Трех, и Трех, соединенных в Едином. Группа слева, вместе с ангелами, отражает устремленность души ввысь, группа справа созерцает Богоматерь — сокровенную тайну Церкви, источник воды живой, святость. Удивительное мастерство иконописца, через контраст неподвижности и движения, позволяет нам ощутить Вознесение Господне, которое, кажется, происходит на наших глазах.

Возглас «Горе имеим сердца!» будто звучит и призывает всех и каждого внять радостной вести: «Вси языцы восплещите руками, воскликните Богу гласом радования», ибо, соединив земное с небесным, Христос говорит любящим Его: «Я с вами, и никтоже на вы» (кондак праздника).

Фоновый пейзаж как бы проводит границу неба и земли, однако кроны четырех деревьев на Елеонской горе выходят за эту границу, четко показывая, что природа участвует в космической литургии: Бог устремлен к миру, а мир — навстречу своему Царю. Сочетание зеленого и цвета слоновой кости тонов говорит о освобождении по благодати. Все на иконе охвачено настроением умиротворенности и молитвенного славословия, ибо радостные надежды тела Церковного устремлены к Главе. Богослужение и призывает нас помнить грядущее и надеяться на то, что уже есть.


Источник: Павел Евдокимов. Искусство иконы. Богословие красоты. - Тверь, издательство «Христианская жизнь», 2005.


17 Мая 2018

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

По указу для Приказа
По указу для Приказа
6 февраля 1701 года, исполняя указ Петра I о сборе с церквей и монастырей
103 года Доходному дому
103 года Доходному дому
103 года назад Троице-Сергиева Лавра завершила строительные и отделочные работы в четырехэтажном каменном здании на углу Красногорской площади и Александровской...
Возвращение Лавре монастырских зданий
Возвращение Лавре монастырских зданий
2 сентября 1956 года Постановлением Совета Министров РСФСР №577 Свято-Троицкой Сергиевой Лавре возвращено 28 зданий ( с учетом переданных в 1946 -1948 годах)...
Освящение надвратной Церкви после пожара
Освящение надвратной Церкви после пожара
14 июня (н.ст.) 1763 года в присутствии Екатерины II...
Визит Петра I
Визит Петра I
10 июня (н.ст.) 1688 года шестнадцатилетний Петр I посетил Троице-Сергиев монастырь. Юного царя сопровождала свита из тридцати думных людей...